Вы здесь: Главная страница - Краеведение - Санаторное Ушково - дачная Тюрисевя
Баннер

Санаторное Ушково - дачная Тюрисевя

E-mail Печать PDF

Kaunisranta 1978-2Деревня Тюрисевя упоминается уже в XVI веке. Первыми ее жителями были Клаус Отсакорва, Юхо Уссуйнен и Суни Лийконен. В конце XVI века русско-шведская война опустошает приграничные земли, и прежнее население исчезает.

В XVII в. деревня освобождается от повинностей как вотчина епископа Бъюгга и там поселяется некий Матти Тюрисевя. Только после Северной войны в деревне Тюрисевя складывается постоянное население из выходцев с соседних поселений. Основным промыслом коренных жителей этих мест издавна считалось рыболовство.

До 1927 г. деревня Tyriseva относилась к соседней волости Уусикиркко. После состоявшейся в том же году передачи Тюрисевя в волость Терийоки деревня была поделена на две части. При этом западная ее часть осталась по-прежнему в составе Уусикиркко. Из 107 земельных участков деревни к 1939 г. в пределах волости Уусикиркко оставалось лишь 20. Сегодня - это поселок в Курортном районе Санкт-Петербурга.

Сразу же после проведения железной дороги в Тюрисевя началась скупка земель. Прежде чем обширные владения местных крестьян оказались в руках богатой петербургской публики, на некоторое время здесь развернулась спекуляция землей, в результате которой был вырублен весь окрестный лес и продан с немалой выгодой. Участки начали быстро застраиваться роскошными особняками. Здесь появилась красивая усадьба графа Шереметьева, который продолжал жить на ней еще в течение десяти лет после революции. Огромные по площади участки приобрел здесь петербургский инженер, действительный статский советник В.К. Орловский.

Kaunisranta 1978-1Свою дачу он назвал «Каунисранта», что в переводе означает «Прекрасный берег». Влияние этого господина было настолько значительным, что когда строили железнодорожную ветку от Терийоки до Койвисто (ныне Зеленогорск - Приморский участок железной дороги), то Орловский через суд добился того, чтобы железнодорожная линия огибала его дачи, так как шум поездов мог помешать отдыхающим. В результате дорогу пришлось вести в обход земель Орловского параллельно магистральной линии до самой станции Тюрисевя, откуда ветка уже свернула к заливу.

Другие старые дачи Ушково (бывш. Тюрисевя)

Вышеупомянутую ветку начали строить накануне Первой мировой войны в июле 1914, так как в Койвисто планировали тогда построить новый зимний порт для Санкт-Петербурга. Дорога была окончательно открыта для движения 1 ноября 1916 года.

После революции многие русские владельцы дач, в их числе и Орловский, исчезли без следа. Вместо них в Тюрисевя появились русские эмигранты, поселившиеся в пустующих особняках. Но их дни были уже не такими беззаботными, как у прежних владельцев.

В конце 30-х годов здесь также восстановилась курортная жизнь: действовали два пансионата, работал магазин и лавка. Местная молодежь охотно проводила свободное время в Доме Молодежного общества.

30 ноября 1939 года наступил перелом в истории селения Тюрисевя. 1 декабря финские части оставили поселок и, закрепившись на рубеже соседней деревни Ваммелсуу (Черная речка), целые сутки сдерживали натиск советских войск.

Дальнейшая история деревни почти не отличалась от судьбы других прибрежных селений волости Терийоки, ставших позднее частью Курортного района.

В 1948 году дер. Тюрисевя также была переименована. Поселку досталось новое название - «Ушково». Неясно все-таки, чем был обусловлен именно такой выбор, так как ефрейтор Д. К. Ушков погиб в июне 1944 г. в самом центре Карельского перешейка на Мустоловских высотах, почти в 40 км от побережья. В тоже время сотни советских солдат и офицеров геройски пали при штурме укрепрайона Ваммелсуу в непосредственной близости от Тюрисевя.

Kannas.nm.ru

 

История нашего поселка...

Наш посёлок Ушково расположен в красивейшем месте. История его, как и история всего Карельского перешейка не простая. На протяжении столетий здесь неоднократно всё менялось. Полностью исчезали одни жители, появлялись другие. Эти земли пытались подчинить своему влиянию Швеция и Великий Новгород, потом независимая Финляндия и Россия.

Исконное название селения - Тюрисевя. В 1948 г. прошла волна массовых переименований, с тех пор наш посёлок называется Ушково, в честь героя Дмитрия Константиновича Ушкова.

Деревня Тюрисевя упоминается уже в 1500-х годах. Первые жители исчезают из списков после войны 1570-1595гг. В XVII веке деревня освобождается от повинностей, как вотчина епископа Бъюгга и там поселяется Матти Тюрисевя. Деревня была маленькая, площадью 2 квадратных км. После Северной войны в деревне складывается постоянное население из выходцев из соседних селений. Полей тогда на всю деревню было 42га, а через 15 лет их было 60 га. Жили, расчищали поля, ловили рыбу. Основным промыслом жителей этих мест издавна считалось рыболовство. Ловили судака, сига, а «Ржаной лосось» шёл с 20 августа и ловился в ручье прямо руками.

Железная дорога

В 1868 – 1870 гг. развернулись работы по прокладке железной дороги. Строительством финляндской железной дороги, в том числе и участка от Белоострова до Петербурга занималось Финляндское государство. Это были голодные годы, и со всех мест Финляндии люди устремились сюда в поисках работы. Многие остались жить в деревнях вблизи новых станций. Строительство велось на средства, взятые Финляндией у России в кредит. Вся железная дорога, в том числе и здания вокзалов, строились по проектам финских архитекторов и инженеров. Взятый у России кредит, 10 мл.руб. золотом, был полностью выплачен в 1882 году и дорога на всем её протяжении, со всеми станционными строениями и Финляндским вокзалом стала собственностью Финляндии. До революции на железной дороге работали только финны. Исключение составляли несколько русских кондукторов, хорошо знавших финский язык, что тогда было обязательным условием.

11 сентября 1870 года началось регулярное движение между Петербургом и Выборгом. Вначале грузооборот был небольшим, пассажирские поезда ходили редко – две, максимум три пары в сутки.

Первой остановкой после Белоострова была станция Терийоки. Позже в 1889г поезда стали останавливаться в Куоккала (Репино), в 1901г в Келломяки (Комарово), а в 1906г ввели станцию Оллила (Солнечное). В 1907г поезда стали останавливаться и в Тюрисевя (Ушково). В 1908г построили платформу, а в 1909г уже была станция. Движение стало интенсивным, и дорогу сделали двухколейной.

Железная дорога внесла большие изменения в жизнь этого края. В Тюрисевя приехали люди из разных мест. Приехал начальник станции Артур Грёнлунд, его сменил Симо Пауккунен. Вблизи станции поселились станционные и путевые служащие. Появилась и торговля. В чайной извозчики в ожидании пассажиров пили чай и делились новостями. У станции была почтовая контора. Недалеко от станции были владения пчеловода, профессора Александра Богданова.

До войны он был крупнейшим пчеловодом в Восточной Финляндии. У него была библиотека по пчеловодству, и он сам написал труд по этому делу. Кругом были заросли вереска, и вересковый мёд с его пасеки вывозился в Англию.

Освоение Тюрисевя

С постройкой железной дороги петербургские жители стали обживать удобные для отдыха берега Финского залива. Перешедшие в собственность крестьян или финского государства земли стали продаваться состоятельным петербуржцам. Началась спекуляция землей, перепродажа. Живописный ландшафт, восхитительные береговые уступы привлекали сюда богатых людей из Петербурга.

Начинается бурное строительство. На купленных участках земли русские строили роскошные дачи, вокруг разбивали парки с фонтанами. Основными владельцами и нанимателями были чиновники, капиталисты, интеллигенция. Карельский перешеек становится популярным местом отдыха. Население увеличилось за счет дачников и дачевладельцев. Земля с каждым годом дорожала. Дачи, расположенные по обе стороны дороги, идущей параллельно берегу залива были самые дорогие. Они были украшены башенками, балкончиками, застекленными верандами. В конце 19-го начале 20-го века в руки русских перешло немало земли и недвижимости.

Коренное население оказалось в меньшинстве. Многие деревенские жители нанимались прислугой к русским господам. Появилась возможность заработка, что означало улучшение жизни. Хороший доход имели извозчики, которые перевозили пассажиров от станции к их домам. В конце XIX века на пожертвования одного из благотворителей в деревне Тюрисевя, был открыт небольшой детский приют. Здесь лечилось 30 крайне слабых, больных детей. Детский санаторий и летний лагерь располагались у берега моря (около остановки 4 км.)

В основании санатория участвовали Керберцы, их дача находилась неподалёку. Балтазар Керберц, немец, имел в Петербурге Металлургический завод. Его сын Ханс работал на заводе, а также во многом помогал санаторию. Он достал оконные стёкла, пропускающие ультрафиолетовые лучи.

Наивысшего подъема курортная жизнь достигла в период 1907 – 1914 гг.

По обе стороны шоссе выросли дачи Керн, Эпштейн, Лесснер, Лобикова. Была большая дача императорского детского врача Остроговского.

В Тюрисевя имел дачу граф Шереметьев Александр Дмитриевич (1859 – 1931гг). Он музыкальный и общественный деятель, меценат, дирижёр, композитор. В 1880-е годы создал оркестр и хоровую капеллу. Устроитель симфонических концертов в СПб. Его жена Шереметьева (урожд. Гейден) Мария Фёдоровна, графиня (1863 – 1939гг).

Дача графа Шереметьева была совершенно особого стиля. Она стояла на горе, окружённая глубокими оврагами. Склоны, покрытые орешником, папоротниками и синими цветочками очень украшали это место. В его имении были построены беседки, прогулочные дорожки и смотровые площадки. Граф жил с женой и прислугой ещё спустя 10 лет после революции. Устраивал праздники для друзей, ездил на собственных лошадях и к старости переехал в Париж.

Потом эту дачу купило объединение Дома отдыха железнодорожников Финляндии. Место они назвали Харьюла. До самой Зимней войны железнодорожники проводили там свои летние отпуска.

Это место находится около дошкольного городка «Берёзка» за оврагом. Там красивые полянки, кедр, берёзы, разрушенный фундамент. Крутой склон уступа укрепляет каменная стенка, вероятно, там была смотровая площадка.

У местных финнов были небольшие дачи, которые они сдавали в аренду. Дачи сдавались уже весной. В Пасху на окнах появлялись объявления, что дача сдаётся. Дачникам предоставлялись услуги: провоз от станции к даче, доставка воды, обеспечение дровами.

Большое имение в 1904г. приобрел инженер путей сообщения, действительный статский советник Владимир Константинович Орловский.

Прежним владельцем был тайный советник Карл Васильевич Лерхе. Он купил этот участок 100 га с полями и лесами в 1871г. Лерхе построил для семьи роскошный дом на возвышенности. Вырос парк из лиственных деревьев. Его семья жила там летом в течение 30 лет. После смерти Лерхе, дочери в 1904 г. продали завещанный им участок.

Участок размером 98,12 га включал роскошный дом и лесные угодья, вокруг дома был разбит парк. Орловский, оставил для личного пользования 6,850, и назвал свою усадьбу «Каунисранта», что означает «Прекрасный берег».

Он создал акционерное общество по строительству и благоустройству дачных имений, которое называлось «Каунис и Тойвола», что означает «место красивых надежд». Орловский, скупая участки у местных крестьян – финнов, владел 150 га земли.

Разбив приобретённые земли на более мелкие участки, он перепродавал их другим владельцам для застройки. Было нарезано более двухсот участков. Первые из проданных им участки попали к 3-м братьям купцам Твороговым, и ещё 2 участка купил потомственный, почётный гражданин Александр Иванович Чечуев. Орловский, имея контору по недвижимости в СПб, открыл две конторы по недвижимости и строительству в Тюрисевя. Начал благоустройство поселка. Строил дороги, устроил уличное освещение керосинно - калильными фонарями.

В 1907 году Орловский получил для своего имения полустанок. В 1908г построил платформу, а в1909г станцию Тюрисевя. При ней построил вокзал с залом ожидания для пассажиров. При конторе имений у станции был пункт для телефонных переговоров с Петербургом. Строительной конторой у станции ведал умелый и надёжный служащий Барютин. Жил он недалеко от станции. Около конторы был склад, где торговали пиломатериалами.

Из Райволы с электростанции Галкина, было протянуто электричество. В его планах было построить православную церковь, трамвайную линию от станции к морю, но помешала первая мировая война и революция. Лучшие дачи располагались вдоль побережья в 3 км от станции. Тянулись они к западу по прибрежной дороге вплоть до Черной речки. В рекламном объявлении 1909г говорится о том, что имение « Каунис и Тойвола» расположенное на берегу моря у станции Тюрисевя близ Терийок продает земли разными участками: «Приступлено к продаже южной приморской части имения, известной под названием: парк г. Иёргенса. Имения «Каунис и Тойвола» находятся в исключительно благоприятных условиях: сухая возвышенная местность; отличная вода; сосновый лес; песчаный берег; морское купание; соседство с Терийоками; наличность станции в самих имениях. Прекрасная распланировка участков. Удобное сообщение с Терийоками, с Райвола и с Черной речкой. Благоустроенные дороги, хорошие прогулки. Парки, Приморские бульвары: береговой и нагорный».

Бывший парк Иёргенса это большой участок, расположенный в начале современной Пляжевой улицы слева и прилегающий к Приморскому шоссе. Сейчас на этом участке стоит старый дом, он значительно перестроен и выглядит не привлекательно. В 1945г. в нем был открыт детский санаторий «Теремок». Дети лечились в этом корпусе до 1978г. затем переехали в новое здание. Рядом с домом протекает ручеек. В прошлые времена в ручье был устроен пруд, а рядом был красивый мостик. Вокруг дома много больших деревьев, они остались от старого парка. Здесь растут ясени и липы, ряд лиственниц, дубы, два кедра, лещина (орешник), березы и много кустов сирени. На краю уступа был фонтан, в 1960-х годах он еще работал. Он был овальной формы, с двух сторон напротив друг друга сидели 4 лягушки, из их ртов лилась вода. Через фонтан был, перекинут горбатый мостик, а на нем фигуры двух бодающихся козликов. От фонтана открывается красивый вид на залив. Парк Иёргенса простирался до нагорного бульвара «Корниш». На карте побережья 1887г. этот участок числится за неким господином Зверковым. В 1930-х годах это дача горного советника Лавониуса. Дом был одноэтажным с множеством углов и выступов. Была на участке конюшня и много верховых лошадей. Супруга горного советника и младшие господа увлекались конным спортом. В доме часто гостили офицеры драгунского полка из Лаппенранты. Парк в эти годы был уже одичавшим. Рядом на поле парка устраивалось поле для скачек с препятствиями. Поле огораживалось и местная молодёжь, которая обычно играла на поле в футбол, уже не могла туда попасть. Горная советница всё лето проводила в Тюрисевя.

Во время последней войны в парке Лавониуса была сауна для финских солдат.

По проектам Орловского в Тюрисевя было построено множество дач. Даже из Польши привозили каменщиков. Большинство домов было построено из песчано-цементного дырчатого кирпича (пустотелого термолита), который он сам разработал. Много участков не успели застроить, помешала революция. Если бы Орловский осуществил свои планы, там не осталось бы места для финского населения.

Некоторые постройки Орловского сохранились до настоящего времени. На территории ДТС «Жемчужина» хорошо сохранился и может служить наглядным примером 2 корпус. Он построен из того самого пустотелого термолита. В 1920-30-х годах в этой даче летом жил доктор Вейккола из Хельсинки. Его семья много общалась с местными жителями, особенно с молодёжью. Вокруг была целая группа дач. Жил баптистский проповедник Моритц (Лечебный корпус). Там же дачи Шванка (4 корпус), Полякова (3 корпус). Дача Бюргера и т.н. «Белая дача», некогда принадлежащая Вегнеру, используются под общежития санатория.

Еще одна постройка Орловского из термолита находится в полуразрушенном виде. Стоит этот дом ближе к станции, на Пляжевой улице у ручья. Раньше дом принадлежал Л.Ёргенсу, потом Э.Нюкянену, а после войны использовался, как дача дома ребенка. Некоторые жители называют его дачей Юденича, но подтверждения этому я не нашла. Другая постройка из кирпича и термолита стоит на Советской улице д.2. Дача принадлежала Н.Данилевскому. Она в хорошем состоянии, используется для дачи детского сада.

Недалеко от станции Ушково, между улицами Пляжевой и Сосновой находится сквер «Каменная гора». Это возвышение усеянное большими валунами. Есть небольшой пруд, кругом сосновый лес. Такого скопления больших камней в Ушково больше нет (если не считать берег залива).

В этом небольшом поселке насчитывалось 70 красивых усадьб с парками, искусственными прудами, аллеями, цветниками и смотровыми площадками.

Об этих местах А. Блок писал:

Издали локомотива поступь тяжкая слышна

Скоро Финского залива нам откроется страна.

Ты поймешь, как в этом море облегчается душа,

И какие гаснут зори за грядою камыша.

Восхитительно песчаное побережье, оно тянется на многие километры. Финский залив здесь очень похож на море. На самом горизонте виднеется Кронштадт с его церковным куполом. Даже зимой, когда залив не так эффектен, когда с него дует холодный ветер, уходящий за горизонт белый простор очаровывает, приковывает к себе. Море представляется неизменным и вечным.

В июле 1914г, накануне первой мировой войны начали строить железнодорожную ветку Терийоки-Койвисто (Приморск). Ветка эта имела стратегическое значение, она прошла вблизи форта Ино до Койвисто, где планировали построить зимний порт.

Дорога должна была пройти через земли Орловского, но он через суд добился того что бы, железнодорожная линия огибала его дачи. Покой дачников не был нарушен, дорогу проложили в обход земель Орловского. Путь сначала шёл по основной линии до станции Тюрисевя, откуда дорога плавно поворачивала к заливу. Железнодорожный мост, через Ваммельйоки (Черная речка) был изготовлен в Швеции, камни для его строительства доставлены из Антреа (Каменногорск). Дорога была окончательно открыта для движения 1 ноября 1916 г.

После революции, когда граница закрылась, Орловский больше не вернулся в Тюрисевя. У местных жителей он оставил о себе хорошие впечатления. Он был высокий и интересный мужчина с умным лицом, вежливый, обходительный. Был внимателен к детям. Часто живя с семьей и зимой в «Каунисранта», он устраивал для детей новогодние праздники.

В Выборге в 1921 г. была издана книга Орловского на финском языке. Приблизительное ее название «Экономичные загородные постройки с применением дерева, бетона, кирпича и пустотелого термолита». В этой книге Орловский рассказывает о своем опыте разработки новых строительных технологий на примере созданной им в Тюрисевя дачной строительной фирмы «Каунис и Тойвола». В книге помещены фотографии и рисунки построенных Орловским дач. Книга была написана до революции, но выход её задержался.

Карельский перешеек привлекал петербургскую интеллигенцию красивой природой и уединенностью. В Ваммельсуу (Серово) на крутом берегу Черной речки стояла дача известного русского писателя Леонида Андреева. Он здесь много и плодотворно работал.

С началом Первой Мировой войны дачная жизнь на побережье стала затихать, многие петербуржцы покинули эти места. Идиллия закончилась, песчаный берег опустел. Началось медленное затмение литературной славы Леонида Андреева. Все резче и грубее становились нападки критики.

Свершившуюся Октябрьскую революцию Андреев не понял и не принял. С Советской Россией сотрудничать он не пожелал. Остался жить в своём доме в Ваммельсуу. Наступила длинная, холодная зима. В дом пришла нужда, не хватало денег. Комнаты теряли жилой вид, невозможно было натопить большой дом, трудно стало доставать керосин.

Границу, пролегавшую вдоль реки Сестры, закрыли 8 июня 1918 г. Эмигранты продолжали прибывать в страну. В Финляндии начался голод. Мороженая салака стала редкостью, ржаной хлеб исчез. Семья Л. Андреева разделяла со всеми жителями Финляндии материальные лишения того периода.

Прибавились и другие невзгоды: потеря гражданских прав, неопределенный статус беженцев (никуда не бежав), потеря хранившихся в Петроградских банках денег.

«Мой дом уже несколько лет болен и вызывает тягостное чувство» - пишет в своем дневнике 8 апреля 1918г. Андреев.

Здоровье Андреева очень ухудшилось. Он страдал мигренями с юности, а последнее время головные боли стали чаще, стало беспокоить сердце.

Продолжать жить в огромном доме в Ваммельсуу, особенно зимой стало невозможно. После того как был заложен дом, и появились деньги, семья Андреева переехала в Тюрисевя (Ушково). Сняли дачу Лёвстрёма 30 августа 1918г. Дом был небольшой, было электричество, условия жизни были легче.

Леонид Андреев делает запись в дневнике: «А меня тронуло море. Здесь хороший пляж с большими камнями, берег обращен к открытому морю, и есть его чудесный запах водорослей и воды. Плеск, мягкий шумок, шелест волны»

Маленькая деревня Тюрисевя до революции была дачным местечком, безлюдным зимой.

Опять опадают кусты и деревья,

Бронхитное небо слезиться опять,

И дачники, бросив сырые кочевья,

Бегут, ошалевшие, вспять.

( Саша Черный 1908г.)

Летом на недолгий срок поселение оживало, когда сюда приезжали петербуржцы.

После закрытия границы все побережье от Келломяк (Комарово) до Черной речки превратилось в сосредоточение белой эмиграции.

«Тюривеся было особенно густо заселено. Все большие и богатые дачи, построенные с расчетом на то, что в них можно жить не только летом, но и зимой в течение нескольких месяцев были заняты. В мачтовом прекрасном лесу, между сугробами, обвеваемые вьюгами, возникали миры: большие озаренные хрустальными люстрами многолюдные комнаты, обитая шелком мебель, столовое серебро в зеркальных, запертых на ключ буфетах и ломберные столы – зеленые поля, вокруг которых склонялись блестящие лысины, сияло туго накрахмаленное белье, возвышались седые пирамиды причесок, и на старой дряблой коже блестели бриллианты, вывезенные в каблуках туфель и в складках длинных юбок. Тюрисевяская белая эмиграция подобралась не по признаку родовой аристократии, а по характеру того денежного могущества, которым обладали в недавнем прошлом все те, кто теперь в Финляндии спасал свою жизнь и остатки капиталов. В дачах, занесенных сугробами, поселились банкиры, особенно много банкиров, биржевые маклера и крупные спекулянты. Целые дни с утра до ночи, часто до рассвета, здесь правил всеми умами, поглощал все внимание, отодвигая в сторону даже политику, сводившуюся к высчитыванию даты, когда падут большевики, всесильный и одуряющий бридж» - такую характеристику дает эмигрантам Вадим Андреев в повести «Детство».

Здесь Леонид Андреев начинает писать свое последнее произведение «Дневник Сатаны», в котором он рисует охваченный безумием мир и гибель цивилизации. Вот как он сам пишет об этом в дневнике: «Написал начало от его первого вельможного лица. Это дает мне тьму возможностей и из них главную: широко и ново поставить старый вопрос о маленьком, злом и несчастном человеке и его жизни. Как «Сатана» я могу сплавить и всю мою теперешнюю злость и мрачность». Это единственное, крупное художественное произведение над которым Андреев работал в 1918-1919г. так и осталось неоконченным. Тема романа мистическая, Сатана является в мир в человеческом обличье, однако люди оказываются страшнее его самого.

Андреев совершает прогулки по «Корнишу» - так называли высокий берег залива.

Нагорный бульвар «Корниш» проходит вдоль южной границы детского санатория «Жемчужина» по краю кручи. Он включён в перечень учётных объектов представляющих историческую и культурную ценность СПб.

С «Корниша» Андреев наблюдал в свой бинокль за Кронштадтом, за Красной горкой, прогуливался по берегу залива.

Андреев был принят в общество эмигрантов, как эмигрант и враг СССР, т.е. радушно.

Андреев, всегда презираемый банкирами и графами, как автор «Бездны» и «Царя голода», был принят этой публикой, как равный. Графиня Шереметьева первая нанесла визит его матери. Эмигранты хотели вовлечь его в активную работу, воспользоваться его популярным именем, чтобы поставить его, как знамя, во главе белого движения. Постоянные сборища, игра в «винт», разговоры об одном и том же, такой образ жизни для Андреева был странным и непривычным.

«Черт знает, что за жизнь! Расселись здесь все, как в Ницце. Полное спокойствие, чудесное настроение, изобилие, освещенные палаццо - еще бы, когда живут сплошь миллионеры или около того» - пишет он в дневнике.

Тюрисевя кажется сытым и спокойным, но внутри томится бездельем. Все мечтают о загранице. Ждут хороших вестей, ждут, что скоро большевикам конец.

Узнав, что Николай Рерих в Финляндии Андреев пишет ему письмо и приглашает в гости: «Дорога простая: станция Тюрисевя, оттуда две версты прямой шоссированной дороги до имения Орловского, где находится наш временный приют, именно на даче Лёвстрём».

Николай Константинович Рерих – художник, этнолог и археолог, путешественник, общественный деятель был в гостях у Л.Андреева в Тюрисевя в октябре 1918 г.

Наступала новая зима.

«Море медленно замерзает. Я люблю этот момент, когда на смену теплу и жизни приходит холод, тьма и суровая полярная неуютность. Ручейки и лужи замерзли, песок окаменел, на траве, досках, крышах и вмерзших в песок обломках лодок густой иней. Море шумит ровно, тяжело и густо, весь край воды покрыт небольшими льдинками, которые медленно колышутся на прибойной волне» - пишет Андреев в дневнике 21 ноября 1918г.

Андреев был недоволен дачей Лёвстрём. Она была холодная, наполовину сбита из досок, маленькая, сырая. Дети болели.

«Давят на меня маленькие размеры дачки, людишек, мыслишек» - пишет он в дневнике.

Андреевым удалось взять дачу рядом просторную, светлую, удобную, теплую. Были выбиты стекла, испорчен водопровод. Все починили и в середине декабря 1918 г. переселились на дачу другого Леонида Андреева. Простор, высокие потолки, тепло, разумное расположение больших комнат. Вида из окон нет никакого: сосны да снег.

Писать Л. Андрееву мешала болезнь, общая хаотичная обстановка, чувство ненужности литературы. Он писал в этот период личный дневник. Андреева волновали темы о судьбе России, о войне и революции, о социалистах и большевиках, об интеллигенции и народе. Здесь им была написана статья «С.О.С.» содержащая призыв к бывшим союзникам не предавать лояльных русских и не ввергать Россию в кровавую разруху. Статья вышла с рисунком Н. К. Рериха на обложке «Меч мужества» и пользовалась успехом на Западе в 1919 г. Здесь он написал «Ночной разговор».

Весна 1919г. запоздала.

В начале лета, покинув дачу, расположенную в лесу на горе, семья переселилась на берег залива в большой двухэтажный дом, построенный из толстых бревен и с наружной стороны облицованный досками. Дача Лобека стояла у самого пляжа, была светлая и просторная. Фасадом дача обращена к морю, вход со стороны сада. Пляж начинался сразу от калитки. Дети целыми днями играли на пляже.

Летом 1919г. Андреев вырабатывает грандиозный план. Он собирался возглавить антибольшевистскую пропагандистскую деятельность. Он преувеличивал важность собственной роли и непомерными требованиями настроил местных деятелей против себя.

В конце августа 1919г. Андреев ездил в Гельсингфорс (Хельсинки) специально для того, чтобы вести переговоры с местными русскими политическими деятелями и убедился в несбыточности своей мечты о министерском портфеле. Был у него еще один план: совершить турне по С.Ш.А. с антибольшевистскими лекциями.

На самом берегу Финского залива становилось неспокойно. Были налеты советских самолетов, бомбили рядом на горе.

Вскоре Андреевы переехали в Нейволу (п.Горьковское).

Леонид Андреев скончался 12 сентября 1919г. в результате кровоизлияния в мозг. Ему было 48 лет. Друзья решили собрать деньги на венок. Из первой же дачи в Нейволе уполномоченного грубо выгнали - «Этому революционеру, погубившему своими книгами Россию, цветы? Никогда...». Церемония прощания была скромной.

До 1924г. прах Леонида Андреева покоился в Нейволе в часовне. Потом перезахоронили в Метсякюля (п.Молодежное) возле церкви. В 1956г. прах писателя был перенесён на Литераторские мостки Волкова кладбища.

Летом 1920 г. семья Андреевых жила на Черной речке, жили во флигеле. Двери большого дома были заперты, окна заколочены, дорожки к нему заросли. Сад разросся.

«...Всё, что, казалось, было создано для радости, для счастья, каким-то злым волшебством превратилось в горе и смерть. Призрачный дом населяют призраки давно умерших людей» - пишет Вера Андреева в своей книге.

В 1924г. уже совсем развалившийся дом был продан на снос за долги.

Это было в той стране

Военное противостояние между Советской Россией и Финляндией продолжалось до 1920г и закончилось подписанием Тартусского мирного договора от 14 октября 1920г.

Многие русские дачи были куплены финнами. В одной из них на самом берегу жил судовладелец Гросхорн с супругой писательницей Эльзой. Дачу Керн вывезли, остался парк вокруг пустого фундамента – «Сад Керн». В саду ещё продолжали цвести розы.

На «Корнише» поселились Керсти Бергрот и Алекс Матсон. Бергрот была писательницей.

По её пьесам в Доме молодёжного общества ставили спектакли. Пьесу «Сердце девушки» она написала для Молодёжного общества Тюрисевя, и принимала участие в её постановке. Её супруг Алекс Матсон оформил Дом молодёжного общества и написал пейзажи для кулис.

Богатые владельцы дач исчезли, в их числе и Орловский.

Дальнейшая его судьба неизвестна. Его владения оказались в ведении комиссии по охране собственности иностранцев. Большую часть земель потом купило Терийокское акционерное общество «Раута». Несколько участков скупили спекулянты для перепродажи. Некоторые дачи были разобраны и перевезены в другие места. Разборка и погрузка давала работу. Леса вырубались. В Тюрисевя все же осталось много дач. На них теперь жили приезжавшие на лето финны, а кое-где были и постоянные жители. Селение Тюрисевя было снова финским, хотя на некоторых дачах оставались прежние владельцы.

Усадьбу «Каунисранта» продали кавалерийскому полковнику Карлу Линдеру, который привел дачу в порядок и в 1927 г. поселился там с женой, полячкой Зинаидой Оссовской и приемной дочерью. Отставной полковник выращивал огурцы и продавал их в Терийоках и Выборге. У него был большой птичник и конюшня. У него были дачи и в других местах, он их продавал и жил на широкую ногу. Он устраивал великолепные праздники, которые его и разорили. Распродав часть имущества, Линдер некоторое время жил в Париже. Вернувшись в свое имение, он продал остатки роскоши: столовое серебро, лошадей, автомобиль и знаменитые золотые ложки. Поселился жить в бывшем жилище дворника и ездил в Терийоки на старом велосипеде. Позднее Линдеры переехали в Хельсинки. Там полковник опубликовал в 1938 г. мемуары под названием «Офицер императорской гвардии». В 1935г. имение «Каунисранта» перешло в собственность земледельческого общества Выборгской губернии, и там работали курсы по садоводству и пчеловодству, проводились сельскохозяйственные выставки, было устроено опытное хозяйство.

На начало Зимней войны на опытных участках оставалось 1200 годных для продажи саженцев яблонь и 2000 ягодных кустарников.

Усадьба «Каунисранта» не сохранилась. От нее остался фундамент и крыльцо с четырьмя колоннами. Находится все это на территории санатория «Восход». Крыльцо стоит посреди детской площадки, и на нем играют дети.

В 1930-х годах здесь восстановилась курортная жизнь: действовали два пансионата. Работали восемь торговых точек в разных частях деревни, чайные. В финской энциклопедии за 1937г. упоминается детский санаторий «Тюрисевя».

В этих местах почти каждое лето работал выдающийся финский художник Микко Ойнонен. «Живописцем летнего Перешейка» называли его современники. Он написал серию картин, сюжеты которых взяты с побережий Ваммельсуу (Серово) и Тюрисевя (Ушково). С Тюрисевя много картин, на первом плане которых обветренные прибрежные сосны, рыбачьи лодки и одинокие каменные глыбы. Работы Микко Ойннонена есть во всех музеях Северных стран, а также в Пушкинском музее в Москве и в Британском музее в Лондоне. Его дача находилась у ручья.

В Тюрисевя был кооперативный магазин на углу Приморского шоссе и Советской ул. Это бывший магазин Пааво Сумма основанный на рубеже веков. В магазине шла оживлённая торговля, особенно летом. По инициативе купца Пааво Сумма и его жены Хелены было основано Молодёжное общество, и они работали в нём. Это место старейшая территория Тюрисевя.

Около «Каунисранты» у самого шоссе была «Изба Пекки». Пекка Пайу держал магазин и чайную. На его земле при русских властях была таможня, а в доме таможенникам сдавались комнаты, рядом проверялись ввозимые из Кронштадта грузы. Зимой из Тюрисевя в Кронштадт делали «виехкатие» - дорогу шириной 50 метров, отмеченную ветками ёлок. Пекка, которому надо было выпить, приглашал к себе приезжавших по этой дороге.

Орловский хотел купить участок Пекки, но всё время получал отказ. Потом дела Пекки Пайу пошли так, что он был вынужден прибегнуть к помощи Орловского. У него сгорел дом и много ценного товара, и к тому же у него были долги. Он попросил взаймы у Орловского, но тот не дал, хотел заполучить участок. Пришлось Пекке Пайу продать свой участок Орловскому.

На Торккелин-мяки (современная территория детского санатория «Чайка»), жила большая семья Матти Торккели. Несколько поколений Торккели размещались в пяти домах на высоком холме. Их соседями были Лууконены (3дома). Они были рыбаками. Эти фамилии состояли в родстве. Матти Торкели был земледелец и шкипер.

У него был ял – трёхмачтовый парусник, который ходил между Финляндией и Петербургом, перевозя камень и песок. Капитаном судна был старший сын, а пять его братьев были квалифицированными каменщиками и строителями.

Там, где сейчас спасательная станция был ларек. Там, где очистные «Березки», в начале 20 века был парк, а вокруг дачи богатых людей.

На территории бывшего санатория «Теремок» жил в 1930-х г. доктор Кьеллерфельдт. Прежде дачей владел адвокат Адамов. Маркус Кьеллерфельдт был доктором медицины и ветеринарных наук. Он служил консулом в Лозанне и в Гамбурге. Вёл ветеринарную практику. У него был садик, урожай он продавал. Ещё у него была птицеферма на Тойволантие (Пляжевая ул). На курятнике было 2500 кур.

По соседству с Кьеллерфельдом жил лиценциата медицины Ульрик Вальдемар Иернстрём (Ияямери). Его женой была стоматолог Верна Айно Элизабет Бергрот. Её сестра писательница Керсти Бергрот с супругом Алексом Матсоном тоже жили в Тюрисевя. Ещё одна сестра Анна Инкери, тоже писательница, была женой судьи Реландера и жила на границе Тюрисевя и Терийоки.

Сын доктора Ульрика профессор Кион Эркки Ияямери был главным врачом Финляндского акушерского училища.

Дом на Пляжевой 11 в прошлом принадлежал бывшему надворному советнику Кригеру. После революции Кригер обеднел и взялся за сапожное дело. Он услужливо чинил обувь всем жителям Тюрисевя и жил в полной бедности. Рядом с домом Кригера бывшая строительная контора Орловского. Напротив, через дорогу находился Дом Молодёжного общества – центральное место в деревне. Это была бывшая дача среди сосен. Молодёжное общество Тюрисевя основали в 1906г, тогда был национальный подъём. Сначала собирались по домам, была большая активность, в 1911г дела пошли уже вяло. Процветало пьянство. Бывало так, что терийокские ребята приходили в Тюрисевя, и во дворе дома, где собиралась молодёжь, устраивали скандалы, кричали и пели бесстыдные песни. Так описывает нравы молодёжи Эстер Кяхенен в книге «Прежние Терийоки». Летом на песчаных буграх устраивали качели, там собирались попеть и покачаться. В 1919г. опять пробудилась идея Молодёжного общества, и в 1923г. купили пустующую дачу, привели её в порядок. Был большой зал, сцена с костюмерной, столовая и прихожая. Была библиотека. Сосны окружали дом, а территория напоминала увеселительный парк. Зимними вечерами Дом Молодёжного общества сиял праздничным светом. Проводили праздники независимости, дни матери. Участвовали в окружных лыжных соревнованиях, завоёвывали переходящие призы.

Активное участие в деятельности общества принимал начальник станции Пауккунен. Его увлекало пение, музыка и сценическое искусство. В Молодёжном обществе он вёл смешанный хор, руководил некоторыми спектаклями и сам участвовал в них. Его жена Ольга - певица, актриса играла в спектаклях.

В 1926г при станции было создано «Объединение рабочих». Обсуждались дела общины и политические вопросы. На собрания приглашали народных депутатов. Глава Выборгской администрации, депутат Й.Ф.Аалто, социальный советник и депутат Эмиль Лоухикко имели дачи на Тюрисевян-ойя (около Ушковского ручья).

На Детской ул. (Контионкату) находился Терийокский дом престарелых. Территория за ручьём относилась к Терийоки.

После августа 1939 г. угроза нападения со стороны СССР стала явной. Финны были готовы к эвакуации, на этот случай был произведен расчет. Эвакуация шла в 2 этапа. Сначала добровольное перемещение населения до 17 октября, потом обязательное. Были готовы поезда, предварительно выдавались билеты. По плану из Тюрисевя должно было эвакуироваться 365 человек, 18 лошадей, 37 голов крупного рогатого скота, 10 лодок. Тюрисевя опустело уже в первой половине октября 1939 г. На территории остались только военные, полицейские, служащие на государственной или муниципальной должности, железнодорожники. Они ведали эвакуацией и охраной.

Утром 30 ноября 1939 г.советские войска перешли границу на всех главных направлениях. Началась Зимняя война, которая длилась 105 дней.

После начала ВОВ, когда эту местность вновь заняли финны, в Тюрисевя вернулось только два жителя.

Бои за освобождение Перешейка начались 10 июня 1944 г с прорыва на реке Сестре. Противник перерезал перешеек тремя укрепленными полосами глубиной почти 100 км. Это был «Карельский вал» - так он называется в советской литературе. Первая оборонительная полоса, т.н. «Зубы дракона», проходила по линии фронта. Вторая – главная полоса, «Ожерелье смерти» (линия ВТ) проходила в 20-30км от первой. Она начиналась в Ваммельсуу (Серово) у залива, шла в сторону Ладоги и заканчивалась в Тайпале (Соловьёво).

На второй день наступления – 11 июня советские танки и пехота вошли в Терийоки, город был освобождён. 12 июня вышли на весь фронт корпуса по линии ВТ. Начало прорыва планировали на утро 14 июня. Тем временем вели не только перегруппировку войск, но и продолжали активно вести огонь по противнику, а на отдельных участках атаковали его позиции. Именно в эти дни 13 июня, совершил подвиг комсорг 2-й роты 98-го полка 10-й дивизии ефрейтор Дмитрий Ушков.

В сражении при штурме Мустоловских высот главный удар наносила рота, в которой служил Дмитрий. Первыми поднялись в атаку комсомольцы во главе с комсоргом. Неожиданно они залегли, путь преградило проволочное заграждение. Разглядеть его издали было трудно, противник прикрыл его маскировочными сетями и травой. Получив приказ проделать проход, комсорг пополз вперёд. Под непрерывным огнём задача была выполнена. Бойцы бросились вперёд, но когда гребень высоты был совсем близко, возникло новое препятствие. Из хорошо замаскированного ДЗОТа ударил пулемёт. Дмитрий Ушков шёл в атаку впереди всех. Теперь он оказался ближе всех к ДЗОТу, но чтоб попасть в него гранатой, нужно было подобраться ещё ближе. Дмитрий пополз. Граната разорвалась у самой амбразуры. Пулемёт захлебнулся, но ненадолго.

А гранат у Дмитрия больше не было. Тогда он поднялся и быстро побежал вперёд. Всего несколько мгновений продолжался этот стремительный рывок, завершившийся прыжком к амбразуре. Пулемёт замолчал. Рота овладела высотой. Ярославскому пареньку Дмитрию Ушкову посмертно присвоили звание героя Советского Союза и именем этого человека назвали наш посёлок. Ему было 22 года.

Мирная жизнь

Закончилась Великая Отечественная Война, и опять Карельский перешеек обезлюдел.

Разорённые войной земли начали заселяться новыми жителями. Переселенцам предоставлялись льготы: пособие, проезд, бесплатный дом, на три года освобождались от налогов.

На деле было не всё так замечательно. Я знаю некоторых людей, которые приехали в Тюрисевя в 1945-46 гг.

У Кузнецовой Прасковьи Фёдоровны муж воевал в этих местах во время Финской.

В 1940 г он привёз сюда жену и детей, отсюда он ушёл на ВОВ. В августе 1941г им пришлось спешно эвакуироваться, сначала в Парголово, а потом по «Дороге жизни» вглубь России. В пути умерла младшая дочь и все эти страшные, тяжёлые годы Прасковья Фёдоровна ничего не знала о своём муже. После окончания войны вернулась в Тюрисевя, она знала, что муж, если он жив, будет искать их там. Так оно и вышло, он вернулся туда, где их оставил. Они стали работать в детском санатории, и долгие годы их семья ютилась в маленькой комнатушке, без всяких удобств. Под общежитие для персонала санатория приспособили некогда красивую и богатую дачу.

Писаренков Василий Алексеевич, тринадцатилетним мальчишкой, вернулся с мамой из эвакуации в 1945 г. Их дом в Левашово оказался разрушен. Волею случая они оказались здесь. Работали в санатории, жили в маленькой комнатке, все удобства во дворе.

Манько Людмила Николаевна молоденькой девушкой приехала в новые места из Тверской области, вместе с мамой и бабушкой, коровой и гусями. Определили их на жительство и на работу в детский санаторий, который ещё ремонтировали и готовили к приёму детей. В доме, куда планировали поселить прибывших, жила финская семья. Финны собирались уехать, но что-то не спешили. Советские власти выселили их силой, выбрасывали вещи, всё это было очень некрасиво.

Все приехавшие сюда жили в стеснённых условиях. Семье предоставлялась комната, а одинокие жили по 2-3 человека в комнате. Комнатки были маленькие.

Начали восстанавливать народное хозяйство. Приморское шоссе строили пленные немцы, но на строительстве дороги работали и русские. Местные жители рассказывали, что немцы делали всё по часам. Наступает время обеда, они останавливают работу и ждут полевую кухню. Наши тоже садились перекусить. Ели то, что взяли из дома. В основном это был кусок хлеба, варёная картошка, у кого яйцо, у кого огурец. Русские мечтали похлебать супчику, которым кормили пленных.

В ноябре 1944 г. было принято решение об организации детских санаториев. Согласно решению было предписано: «Организовать к 1 июня 1945г на Карельском перешейке в районе Тюрисевя и Келломяки детские санатории райздравотделов г. Ленинграда на 1650 коек».

В 1945г в п. Тюрисевя открывается детский оздоровительный санаторий «Теремок» и детский костно-туберкулёзный санаторий. Расположились они по соседству.

Из распоряжения от 25 апреля 1945г подписанного в Москве в Кремле заместителем председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР Косыгиным следует:

1) Открыть детский костно-туберкулёзный санаторий в п. Тюрисевя на Карельском перешейке на 300 коек.

2) Выделить 1000 кв м жилой площади в домах при санатории для размещения персонала.

3) Отремонтировать до 1 сентября 1945г 18 зданий на 175 коек.

4) Выделить 40 га под подсобное хозяйство в районе расположения санатория.

5) Передать находящийся на участке скотный двор, крольчатник и примыкающий к участку, занимаемому санаторием плодовый сад.

Туберкулёзному санаторию отвели прекрасную территорию в бывшем имении Орловского «Тойвола». Сохранившиеся после всех войн дачи богатых людей приспособили под лечебные корпуса.

Вначале пришлось ликвидировать следы войны. Убрали снаряды, закопали воронки. Весь «Корниш» был изрыт окопами и опутан колючей проволокой. Спустя несколько лет там находили останки моряков.

Велись подготовительные работы. Ремонтировали и готовили к приёму детей здания. Комсомольцы копали траншеи для прокладки электрокабеля и других технических коммуникаций. Построили водонапорную башню, для подачи воды в корпуса. До сих пор стоит этот колос на деревянных ногах и служит.

Так как санаторий был инфекционным, то построили баню для персонала.

Чтобы дети получали свежие продукты, овощи и ягоды организовали подсобное хозяйство, обзавелись коровами и поросятами.

Первым главным врачом был профессор Крылов. Потом главными врачами были: Коробова Александра Антоновна, Петров Юрий Анатольевич, Титова Валентина Александровна. Для больных детей предназначалось 5 корпусов, в остальных постройках размещались медицинские кабинеты и подсобные службы.

Лечили тяжело больных костным туберкулёзом детей. Во 2 корпусе была операционная, и профессор Крылов делал сложнейшие операции. Дети в санатории находились подолгу. Свидания с родителями разрешались 1 раз в месяц, в родительские дни. Лечились дети школьного возраста до 7 класса. Учителя занимались с ними в палатах. Дети годами лежали в гипсе. При туберкулёзе позвоночника они лежали в гипсовых кроватках, в других случаях были загипсованы только ноги. Чтоб не крутились, их привязывали к кроваткам. Выздоравливающие дети передвигались на костылях.

Требовалось большое терпение, забота и любовь персонала. Дети платили тем же. Они привязывались к медсёстрам и нянечкам, и когда наступал день выписки, расставаться всем было очень грустно. Случалось, что парням приносили повестки в военкомат. Армия всегда зовёт.

Летом дети спали на верандах и террасах, и даже зимой лежачих детей тепло укрыв, выносили на веранды. У корпусов натягивали тент и выставляли кровати. В хорошую погоду кровати стояли до самой кручи (забора вдоль «Корниша» тогда не было), везде лежали дети, так они гуляли. Лес был чистый, сосновый, не было лиственного подлеска. Почва песчаная, и даже в самую дождливую погоду высыхает очень быстро. Дышалось легко. Дети никогда не болели простудными заболеваниями. Кормили их очень хорошо. Санаторий пользовался успехом. Один пациент, излечившись от костного туберкулёза, поступил в военное училище. Он успешно прошёл медицинскую комиссию и оказался годным.

Отопление в санатории было печное. Плиты на пищеблоке тоже топили дровами и готовили еду. Печи были облицованы кафелем, в лечебном корпусе был красивый камин. В санатории была своя аптека, при аптеке жил фармацевт. Была автоклавная, физиотерапевтический кабинет, рентген, лаборатория, гипсовочная.

Санаторий имел два грузовика и карету скорой помощи. Для хозяйственных работ использовали лошадь. В подсобном хозяйстве выращивали много картошки, капусты и других овощей. Поля хозяйства располагались между ул. Советской и Ушковским ручьём. Часть этих земель занимает «Золотой ключик», а большая их часть заросла лесом.

Огород и сад примыкали к территории санатория. Сейчас на этом месте выросли коттеджи. Рядом с садом у дороги было поле и пруд. В зарослях черёмухи у пруда пели соловьи. Теперь около пруда стоит богатый дом.

На огороде в парниках выращивали огурцы, собирали хороший урожай смороды и яблок в саду. Больным детям к столу были и фрукты и ягоды и свежие овощи. Заготавливали на зиму бочки солёных огурцов, квашеной капусты, смородины протёртой с сахаром. Корнеплоды закладывали в хранилище. Был скотный двор. Держали коров и поросят. Всегда для детей было свежее молоко и мясо. Хозяйство обеспечивало не только «Жемчужину», но и соседний «Теремок».

Помимо основной работы персонал помогал на огороде. Собирали ягоды, окапывали кусты и яблони, пропалывали грядки. Собирая ягоды надо было петь, управляющий требовал. Если поют, то не жуют. Девчонки делали это по очереди, одни поют, другие едят ягоды. Осенью копали картошку и убирали капусту.

В 1958г. Детский костно-туберкулёзный санаторий был переименован в Дошкольный туберкулёзный санаторий. Стали лечить маленьких детей с лёгочной формой туберкулёза. С 1 января 1964г. он стал называться Детский туберкулёзный санаторий «Жемчужина».

Почти все сотрудники жили на территории санатория. В «красном уголке» показывали кино, а к праздникам самодеятельные концерты и спектакли. В реквизите имелись костюмы и парики. Мужские роли играли женщины. Сами ставили пьесы и выезжали на гастроли в воинские части. Был свой хор, с которым занимался музыкальный работник санатория. Участвовали в конкурсах. Устраивали танцы, пожилые люди тоже приходили, но не танцевали, а усаживались в сторонке и наблюдали за молодёжью.

Имелась библиотека. Часто ездили на экскурсии.

Жили в общежитиях, в стеснённых условиях. Новые дома строить запрещалось, можно было только ремонтировать. Прибегали к хитрости и под видом ремонта надстраивали второй этаж. Одно из общежитий на территории санатория раньше было пожарной частью посёлка. Когда пожарные переехали в новое, специально построенное для них здание на Советской улице, старую «пожарку» перестроили. Клали при ремонте одно бревно старое, другое новое, будто бы сгнившие брёвна новыми заменили. Таким образом, соорудили дом в 2 этажа, обшили его снаружи, нагородили маленьких комнат.

Растили своих детей. Детей было много, разных возрастов. С новорожденными долго не сидели, когда ребёночку исполнялось 3 месяца, выходили на работу. Грудных детей оставляли на соседей, бегали с работы кормить их. Порой детишек соседи передавали друг другу, переносили из дома в дом, и потом мать не знала где найти своё дитя.

Иногда оставляли ребёночка в незапертой комнате. Если заплачет, то кто-то всегда зайдёт, перепеленает и понянчит.

Многих людей судьба связала с этими местами, для очень многих этот берег стал родным.

Вскоре после войны открываются и другие детские санатории: «Восход», «Чайка», «Ёлочка» (которой сейчас уже нет), «Звёздочка». Воздух в этих местах очень хороший, он благоприятно влияет на детские организмы.

Сейчас в посёлке много детских оздоровительных учреждений – санатории, лагеря, детские сады, дачи детских домов.

Всё это, было, было, было,
Свершился дней круговорот...

А. Блок.

В конце 20, начале 21 века посёлок стал застраиваться коттеджами. Спустя 100 лет всё повторилось. Земля застраивается домами богатых людей из Петербурга. Кругом растут богатые, красивые дачи и все они прячутся за высокими глухими заборами.

Рогалева Н. Н.

Использованная литература.

Андреев В.Л. «Детство». М. 1963г.

Андреева В.Л. «Дом на Чёрной речке». М. 1974г.

Андреев Л.Н. «СОС». Дневник, письма, статьи, воспоминания современников.

Москва - СПб. 1994г.11

Балашов Е.А. «Карельский перешеек, земля неизведанная» ч.1 СПб 1998г.

Григорьева Н.В. «Путешествие в русскую Финляндию». СПб. 2002г.

Кяхенен Эстер «Прежние Терийоки». Коувола. 1982г.

Саенко А.С, Смирнов А.А. «Сражения на Выборгской земле». Выборг. 2004г.

Тюников К. «Терийоки – Зеленогорск и окрестности». СПб. 2003г.

 
Prev Next

В Челябинске председатель СНТ присвоил д…

В Челябинске председатель СНТ присвоил деньги садоводов

В Челябинске председатель СНТ «Курочкино-2» получил четыре года условно за хищение средств членов садоводческого товарищества. Имущество осужденного Евгений Щиголева арестовали для покрытия нанесенного ущерба.

Read more

«Транснефть» об иске ростовских дачников…

«Транснефть» об иске ростовских дачников: «Они подрывают экономику России»

В Советском районном суде начали рассматривать иск жителей садового товарищества «Путеец» к компании ПАО «Транснефть». Ростовчане просят признать незаконным строительство 254-километрового магистрального нефтепровода

Read more

Владельцы участков площадью менее 8 сото…

Владельцы участков площадью менее 8 соток продолжат платить земельный налог

Земельные участки площадью менее 800 квадратных метров не исключат из числа объектов налогообложения. Соответствующий законопроект был отклонён Госдумой в первом чтении.

Read more

Манифест

Вопреки сложившемуся мнению, мы не имеем финансовых взаимоотношений с государственными структурами, партиями и общественными объединениями, взаимодействуя с ними лишь в рамках информационного сотрудничества. Мы не гонимся за репутацией "жёлтой прессы". Любой человек может высказывать своё мнение на нашем форуме и комментировать любую статью, при соблюдении правил сайта.

Важно

Мнение Редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Комментарии являются мнением авторов этих комментариев.

Предупреждение / Disclaimer: просматривая страницы этого ресурса, Вы автоматически соглашаетесь с Правилами сайта.

Баннер
Баннер

не бросайте животных на даче

НЕ "ЗАБЫВАЙТЕ" СВОИХ ПИТОМЦЕВ НА ДАЧАХ!

Имейте совесть!

не забывай животных

Баннер
Баннер

Кадастровая стоимость земель в садоводствах


Яндекс.Метрика

Пользователь

После регистрации становятся доступны все сервисы портала. (Форум, Комментарии и т.д.)

Информация из каталога:

  • Всего привязано к карте 2656 садоводств.