Тополиный пух

+ 5
 Против - 7
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Каждый год Алина брала отпуск в июне и уезжала на дачу. Это было ее любимое время отдыха от городской суеты, гари и, главное, тополиного пуха – бесцеремонного и дерзкого плода столь величественных деревьев, когда-то полюбившихся городским озеленителям быстрым приростом и жизнелюбием. Им можно отпилить большую часть тела с макушкой и всеми ветвями, оставить голые ровные столбики, напоминающие прохожим об одиночестве большого города, но весной они вновь прорастут тонкими ветками с клейкими листочками, а через два года отомстят обидчикам все тем же белым пухопадом.

Алька скрывалась от тополиной оккупации на даче – здесь летал пух от одуванчиков, но не в таком беспредельном количестве и встречать его можно было во всеоружии - с чистым от косметики лицом. Это только в городе пылинки – пушинки липли к длинным изогнутым вверх паучьими лапками ресницам от Ив Сен Лорана и влажным губам от Ланком, а на даче - губы были, как губы – сухие и даже обветренные от непривычной наготы, ресницы приобретали естественную форму волосяного покрова, незаметного для окружающей природы. Но самое приятное - можно было умыться прямо из бочки в любой момент, не дожидаясь вечера.

Это было ее любимое время отдыха от самой себя.

Весь день Аля монотонно пропалывала сорняки до самых мельчайших травинок. Нужно было вовремя удалить молодую поросль, пока не разрослись корневища, не зацвели и не разлетелись семенами однолетние. Спрессованную после зимы почву она тут же рыхлила, и получалось невероятно красиво – на черном фоне бордовые пионы приобретали ярко-карминный оттенок, желтые ирисы светились садовыми фонариками, анютины глазки темнели аквамарином.

Можно ли ни о чем не думать? «Я мыслю, следовательно, я существую», сказал кто-то из великих. Она так и не смогла вспомнить – кто именно, впрочем, какая разница? С такой незатейливой работой у Альки получалось существовать, не связывая мысли в единую цепочку умозаключений. Вместе с вырванными сорняками в компост высыпался весь тот сор – «когда б вы знали из какого сора», раздробленный поток сознания - о нет, лучше пусть будет сор. Алька даже засмеялась от той легкости и свободы, с которой можно было ни о чем не думать.

Ночи были светлыми, и Аля с ноющей спиной и потрескавшейся кожей на руках расхаживала по дорожкам сада, любуюсь созданным ей совершенством. Какой неблагодарный это труд - скоро взойдут сорняки второй июньской волны, и природа вновь заявит о своих правах на собственное бесконтрольное совершенство. Но это будет потом, а сегодня...

***

— Стоп – запись!
— Что такое? Петя, мы только начали. Опять эти твои бесконечные перерывы. Мне сегодня нужно уйти в четыре.
— Светлана Николаевна, давайте попьем чайку. Ну, что это опять за мутотень такая? Кто автор?
— Я не помню. Да и какая разница? Петь, ты все никак не привыкнешь. Аудиозапись оплачена - мужем, любовником или самой авторшей, но нас кормят такие тексты. Там дальше пойдет поживее. Про любовь.
— Да кто бы сомневался! Секс на грядках?
— Петя, ты неисправимый циник. Не все так плохо, местами даже зацепило. Давай, Петь, все - хлебнули чайку и поехали дальше.

***

Но это будет потом, а сегодня она радовалась наведенному порядку, все должно быть на своих местах: одуванчики - в поле, морковь – на грядке... жизнь - без сюрпризов. Ей и правда не нравились любые неожиданности, и даже приятные: подарки от мужа настолько редко совпадали с ее ожиданиями, что уже давно они выбирали их вместе, дни рождения были скучны и всегда угрожали разбитыми бокалами и пролитым вином на диван, случайные встречи со старыми знакомыми разочаровывали дежурными фразами и фальшивыми комплиментами. Запланированный порядок надежнее и не нужно выдавливать из себя улыбку и делать вид.

Да, делать вид было сложнее всего, всегда и во всем. Алина старалась быть, как все: научилась искренне улыбаться, прищуривая глаза, чтобы не выдать себя гримасой, виртуозно льстила начальнице, да так, что чуть ли не стала ее подругой, радовалась пышноюбочным букетам, которые еще позволял без разрешения дарить ей муж. Делание вида было довольно утомительным делом.

Поэтому больше всего на свете она любила быть одна.

Алька сидела, поджав ноги на скамейке у сарая, смотрела на криворотую луну – у луны были два глаза, один большой, стекающий на щеку, второй - мизерный, точкой, носа не было совсем, рот криво усмехался в сторону точки. Нет, у Али получалось улыбаться правдоподобнее, луне не обмануть ее и никому не обмануть.

Становилось прохладно, Аля пошла в дом, налила бокал белого сладкого муската, набросила куртку и снова вышла к луне. «Я ехала домо-ой, двурогая лун-а-а...». Как же хорошо, как тогда...

То лето было на редкость жарким и засушливым. Вода в колодце ушла на четыре кольца вниз и то, что оставалось, хватало только на «попить» и «помыться». Цветы и деревья «горели» от солнца – Аля экономила воду и поливала только огурцы и кабачки. Земля ссохлась и растрескалась, испещрив землю глубокими расколами, уходящими в загадочную пропасть. Днем невозможно было находиться даже в тени, и она спасалась в прохладе деревянного дома. Часам к шести вечера раскалялся дом, и Алька выходила в сад под яблони.

А он работал целый день на крыше соседнего дома. Сосед Степан нанял в этом году работника перекрыть крышу с древней оцинковки на современную металлочерепицу. На голове – белая панама, на теле – белая рубашка в «советскую» клеточку. Летом многие мужские тела блестят неплохими торсами на крышах, но это предусмотрительно прикрытое тело изначально было пронизано сутью. Это было только Алькино выражение, и если бы ее попросили пояснить, как это – «пронизано сутью», она не смогла бы. Что-то было в движениях – плавных и неторопливых, так перелистывают томик Кафки, а не забивают гвозди.

— Добрый день, извините, можно у вас набрать ведро воды? Очень пить хочется, а у нас вода совсем ушла – одна муть на дне осталась, колодец Степан неглубокий вырыл – всего четыре кольца.
— Да, пожалуйста, заходите.

Надо же, какой вежливый, обычно работники обращались к Альке – хозяйка или хозяюшка. Пока он обходил ее участок, чтобы зайти в калитку, Аля метнулась в дом, сорвала с головы выцветшую косынку, надела панамку – нет, не то, где-то была соломенная шляпка, жутко неудобная и жаркая, но симпатичная с красным маком – нет, нет, он заметит и что-нибудь не то подумает. Она повязала на голову прежнюю косынку, глубоко вздохнула и усмехнулась – детский сад.

Теперь он каждый день заходил к Але за водой. Теперь каждый день Алька мыла голову, а потом парила ее в соломенной шляпке с красным маком. Они разговаривали об аномальной жаре, засохшей зеленой клубнике и кротах. Его звали Саша.

В выходные приехал муж, пошел к Степану позаимствовать березовые полешки для шашлыка, вернулся с новостью, что на следующей неделе Саша обобьет их сарай сайдингом – он обо всем договорился.

На следующей неделе они разговаривали о септиках нового поколения, протертой черной смородине с сахаром и он починил ей велосипед. О том, что Саша - краснодеревщик и приехал подработать и помочь по знакомству, что у него есть жена и дочка, а зимой он делает авторскую мебель из сосны, но это хлопотно и трудно продать. Он говорил, а Аля смотрела в его глаза и видела там красные маки.

Она в нем не ошиблась. Он действительно был особенный – какое-то небывалое смешение интеллигентности и рассудительности с умелыми рабочими руками. А может, она это все придумала, и ей просто нравились его руки? Они пахли кисловатым запахом опилок, и мозоли на ладонях...она ложилась лицом в его ладонь, и терлась об них щекой. Он выдергивал руку и говорил: «извини, загрубели от работы». Она вновь брала его ладонь, ложилась в нее лицом и крепко прижималась. А когда начинала целовать в самую середину – в скрещение линий жизни и судьбы, он не выдерживал: «Алечка...», - и целовал в затылок, шею, спину.

Муж приезжал по выходным. Втроем они пили вино и готовили шашлык. Мужу Саша нравился: «хороший парень, свой». Он рассказывал Саше все проблемы на работе, нюансы бизнеса, жаловался на тещу. Саша выслушивал и давал дельные советы или просто слушал, мужу этого было достаточно. Алька плохо ела, мучилась бессонницей и часто краснела. Муж подтрунивал над ней: « я вижу, тебе Сашка тоже нравится? Вот за это я тебя и люблю – у нас одинаковые вкусы». Вместе они смеялись над этой шуткой, и он крепко обнимал ее и целовал в щеку.

Что это было? Муж не верил, что Аля так низко падет? Что она – правильная и рассудительная дочка интеллигентов не позволит себе столь аморальный поступок? Или он просто так сильно ее любит и позволяет всё?
В тот день, когда Саша уехал, а она не выдержала и разревелась на кухне, муж ее успокаивал – посадил к себе на колени, обнял и серьезно, без тени всегдашнего юмора сказал: «не плачь, все будет хорошо, он вернется». А потом все-таки пошутил: «он улетел, но обещал вернуться». И Алька сквозь слезы смеялась его шутке. У нее - замечательный муж.

А Саша так и не приехал. Первое время они созванивались каждый день, он говорил, что скучает, она – что... тоже скучает. По телефону не расскажешь всего – что она каждый день вспоминает его дрожащую жилку на шее – сразу под подбородком ближе к уху. Кажется, это называется сонной артерией и по ней можно измерить пульс, и Аля мерила его пульс губами. Прикосновение ее губ заставляло жилку вздрагивать и отчаянно отбиваться, и если застыть, замереть губами, то можно было почувствовать, как жилка успокаивается и доверчиво отбивает быстрый ровный ритм. Но стоило только приоткрыть губы и слегка обхватить ее теплым дыханием – жилка взрывалась и билась в беспорядочном хаосе. По телефону не расскажешь, что Алька ищет эту жилку на своей подушке и не может найти. Такое говорить стыдно и неуместно.

А потом уже не о чем стало говорить – о бытовых делах не хотелось, о том, что скучает – слишком часто она это говорила, и фраза «я скучаю» стала формальной и пустой.

Алька допила вино. Стало светлее, значит уже ближе к четырем. Она прошла к калитке – скоро зацветет жасмин.

Они целовались у этого жасмина и вдруг услышали голоса – кто-то с соседних участков вышел на вечернюю прогулку, пройтись, посмотреть – «как оно у других». Алька от неожиданности метнулась в сторону за непроглядные железные ворота, но споткнулась о сайдинг и приземлилась на колени. Было больно и смешно – она зажимала себе рот руками, чтобы не рассмеяться, а из глаз текли слезы. Саша подскочил, обнял, повернул ее лицо к своим губам и стал целовать в глаза. Соседи проходили долго: «Зинуль, смотри, Аля сайдингом сарай обивает. Нам бы тоже надо. Нужно завтра спросить – дорого ли берут». «Ну, спроси, да только это дорого наверно. Вась, посмотри какие у Али пионы – прелесть, вон, те особенно, махровые с кремовой серединкой...» Саша гладил и целовал Алькины коленки.

Хочется еще выпить, но не стоит, одного бокала достаточно, иначе будет болеть голова. Аля присела у клумбы с маргаритками – завтра нужно здесь прополоть, мокрица все заполонила. Завтра она будет опять пропалывать и рыхлить целый день. Аля встала и направилась к дому. Как громко билось его сердце, даже не нужно прижиматься к груди, чтобы услышать эти гулкие удары, и во рту у него тоже тикало – так, так-так, тик-так.

***
— Петя, стоп-запись.
— А... Я думал продолжение будет.
— Нет, это все. Ура, уложились вовремя.
— Неужели это муж оплатил? Бывают же дураки на свете.
— Пока, Петь, завтра сказку записываем, тебе понравится.
— Ага, пока. По усам текло, да в рот не попало.

Светлана Николаевна выскочила на улицу и оторопела. С неба летели слипшиеся хлопья снега и тут же таяли в месиве огромных луж. Дул холодный мокрый ветер. Во дворе ровным строем чернели спиленные на половину тополя с проросшими тонкими веточками. Прохожие, не ожидающие такого подвоха от середины апреля и уже снявшие шапки и еще не привыкшие брать зонты, втягивали головы и поднимали плечи, укрываясь от метели воротниками. Светлана Николаевна тоже была без шапки и зонта, и также втянув голову, побежала по Тверской, свернула на Садовое кольцо. Снег бросался ей в глаза, растворяя тушь на ресницах, и она старалась сильно не жмуриться, чтобы не оставить черных отпечатков. Помаду на губах слизывала вместе с таяной водой.

Она еще издалека увидела его. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, отворачиваясь от ветра, и набирал номер телефона. В сумке заиграло – «волею не волей, бегаем по морю, голыми пятками по небу...стены-семафоры, серые заборы, все это мелочи, по фигу...», сын мелодию выбирал, ей понравилась. Она не стала отвечать, бежала к нему под музыку и смеялась.
— Саша-а, привет! Вот и я, твоя мокрая курица, и я не опоздала.

 
Prev Next

Для садоводческих товариществ ввели допо…

Для садоводческих товариществ ввели дополнительные налоговые льготы

Госдума приняла закон, освобождающий от налога на прибыль доходы садоводческих и огороднических товариществ, получаемые в виде платы от собственников садовых или огородных земельных участков, не являющимися их членами,

Read more

Разъяснен порядок расчета земельного нал…

Разъяснен порядок расчета земельного налога при внесении изменений в кадастровую стоимость участка

ФНС России рассказала о применении для целей налогообложения кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества...

Read more

Севастополь пока не готов строить коммун…

Севастополь пока не готов строить коммуникации для садовых товариществ

В Севастополе начались общественные обсуждения важнейшего документа, от которого зависит судьба большинства жителей города

Read more

Манифест

Вопреки сложившемуся мнению, мы не имеем финансовых взаимоотношений с государственными структурами, партиями и общественными объединениями, взаимодействуя с ними лишь в рамках информационного сотрудничества. Мы не гонимся за репутацией "жёлтой прессы". Любой человек может высказывать своё мнение на нашем форуме и комментировать любую статью, при соблюдении правил сайта.

Важно

Мнение Редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Комментарии являются мнением авторов этих комментариев.

Предупреждение / Disclaimer: просматривая страницы этого ресурса, Вы автоматически соглашаетесь с Правилами сайта.

НЕ "ЗАБЫВАЙТЕ" СВОИХ ПИТОМЦЕВ НА ДАЧАХ!

Имейте совесть!

не забывай животных

Баннер
Баннер
Баннер

Кадастровая стоимость земель в садоводствах


Яндекс.Метрика

Пользователь

После регистрации становятся доступны все сервисы портала. (Форум, Комментарии и т.д.)

Информация из каталога:

  • Всего привязано к карте 2662 садоводств.