Вы здесь: Главная страница - Малая форма Дачный мир - 2011 - Когда малина осыпается...

Когда малина осыпается...

+ 27
 Против - 8
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Платок повязывать не хотелось. И я затянула его тугим узлом на лбу, по-пиратски.

Стиснула зубы. И ринулась в малинник.

Из малиновых зарослей мне помахала рукой Лида, хозяйка дачи, розовощекая, в облачно-белой косынке. Люблю таких людей — заботливых, негромких, уютных, как ночные светильники. Готова за ними бегать, как собачонка, и выполнять мелкие поручения. Моя подруга Лида всегда знает, когда надо обедать, в сумке у нее — хлеб и огурцы, в косметичке — цитрамон от головной боли, на сотовом — достаточно денег, чтобы дать позвонить другим.

Я очень подхожу ей как объект заботы. Частенько хочется прижаться к мягкому ее боку, чтобы ощутить, какая я маленькая и слабая. Хотя она старше меня на каких-то десять лет.

...Малина переспела и при шевелении колючих веток осыпается. С некоторыми кустами у меня завязывается настоящая драка — чтобы отдали ягоды. Они похожи на разъяренных кошек, которых небо схватило за шиворот, и они в отчаянии выпустили когти. Приходится прокладывать дорогу бидоном, как щитом.

— Эй, — окликает меня Лида, — ты поосторожнее. У меня там птица.

— Малиновка, что ли? — мои познания в области орнитологии ограниченны.

— Птица счастья, — ответ Лиды заставляет меня приостановить военные действия. — В мае гнездо свила, мы с мальчишками, Сашкой и Сережкой, под контроль взяли. Представляешь, самец с самкой по очереди птенцов высиживают?! Он — днем, она — ночью. У птиц — все как у людей, только лучше. Надежнее.

Я, прищурив глаз, высматриваю сквозь листья гнездо. Хмыкаю.

— Если птица приносит счастье, то почему гнездо с гулькин нос?

Лида отмахивается: мол, это тебе не курица с золотыми яйцами. Ведро ее теперь стоит

совсем близко, и я умираю от зависти: у нее малины больше. Но продолжаю развивать тему.

— Ну и что ты попросишь у своей птицы?

— Денег. Надоело, извини за прямоту, быть нищей. Унижаться. Брать в долг. Работать в этой гребаной библиотеке. Хочется человеком себя почувствовать.

У меня язык чешется напомнить Лиде, что еще недавно она называла нашу библиотечную работу высоким служением и обожала родной Зареченск за то, что в нем, как она сама выражалась, «можно прожить и на три копейки, имея подсобное хозяйство».

Но тут появляется вторая птичка, с оранжевой грудкой, почти мультяшная, вьется, машет лоскутиками серых крылышек; мне кажется, она вот-вот юркнет в гнездо, но что-то беспокоит ее, и она не садится.

— Представляешь, я даже в городе чувствую, когда малина осыпается, — Лида достает цветную клеенку, раскладывает вареную картошку, огурцы, наливает минералку. — Я до смерти дачу люблю. Сто раз мать говорила мне: брось. Давление хлыщет, а ты из-за ведра ягод таскаешься в эту Тутуновку.

В домике плесенно, прохладно и темно. Окно кое-как затянуто полиэтиленом. Вспоминается из учебника истории: «бедные крестьяне затягивали окна бычьим пузырем». Все окраинные дачи стонут от набегов бомжей и кочевников-алкоголиков.

Любопытство гонит меня на второй этаж. Там — диван с жесткой спинкой, в которую встроена полированная доска, вокруг — детские игрушки: машинки, детали конструктора. Проигрыватель с целой коробкой грампластинок добавляет «домашности». Венчает стопку знаменитая «Женщина, которая поет». Эх, врубить бы на всю громкость, устроить дачные танцы, но нет электричества.

Подхожу к шкафу с книгами — детскими и взрослыми. Достаю одну, обожаемую мною в начальной школе: Мария Прилежаева «Жизнь Ленина». Листаю. «Плывет по Волге

пароход.— Белый пароход, куда ты плывешь? —Далеко, к морю Каспию». Рот до ушей.

В центре комнаты пол подозрительно прогнулся и потемнел — крыша подтекает, с нее какие-то уроды сняли кусок рубероида — и теперь, прогуливаясь по второму этажу, я рискую оказаться у своей подруги на голове.

— Что, уютненько? — Лида следом поднимается по ступенькам. — Здесь у меня музей. Все, как было раньше в квартире, когда с мужем жила и мальчишки мои, Сашка и Сережка, были маленькие. Все имущество за десять лет. Сервант, глянь, как новенький. Трельяж. Диван — самый первый, «москвичка». Даже утюг — древний, без регулятора. Тетрадки мальчишкины за младшие классы. На диван сяду — как нахлынет... Всякое, конечно, в жизни было, но больше хорошего. Хотя муженек-то мой не просыхал в последний год...

Многие мечтания Лиды, знаю, связаны с дачей: она переедет сюда, когда уйдет на пенсию. Чтобы жить как королева: книжки читать, цветы выращивать. Страшновато здесь, конечно, хотя кого бояться-то? Деревня рядом.

Дверь сзади резко захлопывается. Мы вздрагиваем. Выглядываем — ветер. Похоже, собирается гроза. Быстренько укладываем пучки укропа, щавеля, мелиссы, хватаем ведерки с малиной — и почти бежим на автобусную остановку.

...Осенью Лида неожиданно уволилась и уехала работать в Москву. Тех, кто отговаривал, посылала на три буквы. Сняла комнатушку. Забрала Сашку с Сережкой. Писала мне по электронке, что впервые ощущает себя женщиной: в мегаполисах, где крутятся большие деньги, всегда больше мужчин — приезжают на заработки. В конце письма упоминала будто вскользь, что пока она расклеивает объявления, так что заработок невелик, но уже есть кое-что на примете.

В начале лета Лида звонила, упрашивала: съезди на дачу, собери ягоды, варенья не сваришь, хоть поешь, пропадает малина-то — но я так и не собралась.

...Мы виделись только раз, зимой — я была проездом до Питера. Вечером гуляли по Красной площади. Чопорно розовел Кремль. В витринах серебрились рождественские елки. Лимузины везли дорогих седоков.

Лида гордо несла себя в новом длинном клетчатом пальто и нежно-голубом берете.

— Ну, давай выпьем за твою столичную жизнь, — взяв ее под локоток, предложила я.

Купили бутылку красного вина. Нырнули в арку — очутились во дворике. Маленьком и круглом, как норка. Обожаю такие. Если присесть на корточки, полностью видно Кремль. В его окошке легко представить умное и спокойное лицо президента.

Пристраиваемся у чьей-то скромной машины. На капоте — целый сугроб снега.

Я утопила в него бутылку и воткнула пластиковые стаканчики. Лида, немного подумав, произнесла свое, сокровенное:

— Давай за то, что «жизнь после сорока только начинается». А?

Чокнулись.

Из подъезда вышла женщина с маленькой черной собачкой на поводке.

— Капа, поднимай ногу и пойдем, — строго сказала тетка. Стрела ее взгляда, пущенная в нашу сторону, была начинена брезгливым любопытством.

— Вот опять небес темнеет высь, вот и окна в сумерках зажгл-и-сь, — фальшиво затянула я, стараясь форсировать звук — для тетки-москвички.

Капа в ужасе рванула к подъезду, и они обе скрылись.

— Здесь живут мои друзья, и, дыханье затая, в ночные окна вгля-ды-в-аюсь я, — Лида влилась в музыку удивительно точно. Мне показалось, что песня гнездилась в ее горле и с первыми нотами выпорхнула и полетела.

Со всех сторон оранжевым и желтым вспыхивали окна. На втором этаже появился силуэт женщины с собачкой на руках. Наверное, собаководка вызвала нам милицию и теперь дожидается ее приезда.

...Пока добирались до Казанского вокзала — Лида меня провожала, — подруга успела похвалиться, что по приезде купит диван, большой, угловой. Чтобы я «приглядела там подешевле».

— А ты мне присмотри квартиру на Рублевке, желательно не выше второго этажа, — не осталась в долгу я. Она улыбнулась, но как-то невесело.

Поговорили немного о жизни в нашем маленьком Зареченске, о работе, но я почувствовала: думает она о чем-то своем.

И только в метро я обратила внимание, что Лида очень бледная — почти как ее голубой берет.

— Тебе, правда, хорошо в Москве? — проорала я ей в ухо, когда спускались по эскалатору. Она что-то ответила, но я не расслышала — слова украл шум электрички.

...Через полгода Лида тяжело заболела и умерла. Ее похоронили в Москве, на Перепечинском кладбище — несколько десятков километров по Ленинградскому шоссе, за второй по счету городской свалкой. Ее могила в самом конце аллей. Там много деревянных крестов, а фотографий нет. Нет цветов. Нет венков.

Я думаю, так хоронят людей без прописки. Бывших библиотекарей, инженеров, учителей, врачей, приехавших в столицу, чтобы почувствовать себя «настоящими людьми». Утыкают их в глиняные грядки вплотную, как огурцы. Оступишься — и окажешься в чужой свежевырытой могиле.

...Каждый год, в середине июня, когда солнце вызолотит небесную синеву, а прохлада свернется под деревьями, сердце мое екает: пора! Отыскиваю ведерко, узнаю расписание рейсового автобуса — Лида просила не бросать участок.

Мне верится, душа ее проделала долгий путь, чтобы вернуться сюда, на дачу, где гуляет ветер и осыпается на землю переспелая малина. И живет теперь на втором этаже, среди книг и детских игрушек. А под окном удивительно поет птица, маленькая и серая.

Много ли нужно человеку для счастья?

 
Prev Next

Кризис управления: количество скандалов …

Кризис управления: количество скандалов и конфликтов в коттеджных поселках и садоводствах растет

Страсти, которые раньше кипели на собраниях собственников и глухо бурлили в закрытых группах ВК, вдруг стали выплескиваться в публичное пространство.

Read more

Зелёные и острые миллиарды. Делят Ленэне…

Зелёные и острые миллиарды. Делят Ленэнерго и ЛОЭСК

Две крупнейшие электросетевые компании вошли в клинч в Ленобласти. Рефери — чиновники, но при интересе в 17 млрд.

Read more

Председатель Комитета Совета Федерации п…

Председатель Комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов:

- "Включение садоводств в понятие «сельские территории» даст возможность гражданам развивать загородное домостроение"

Read more

Манифест

Вопреки сложившемуся мнению, мы не имеем финансовых взаимоотношений с государственными структурами, партиями и общественными объединениями, взаимодействуя с ними лишь в рамках информационного сотрудничества. Мы не гонимся за репутацией "жёлтой прессы". Любой человек может высказывать своё мнение на нашем форуме и комментировать любую статью, при соблюдении правил сайта.

Важно

Мнение Редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Комментарии являются мнением авторов этих комментариев.

Предупреждение / Disclaimer: просматривая страницы этого ресурса, Вы автоматически соглашаетесь с Правилами сайта.

НЕ "ЗАБЫВАЙТЕ" СВОИХ ПИТОМЦЕВ НА ДАЧАХ!

Имейте совесть!

не забывай животных

Баннер
Баннер
Баннер

Кадастровая стоимость земель в садоводствах


Яндекс.Метрика

Пользователь

После регистрации становятся доступны все сервисы портала. (Форум, Комментарии и т.д.)

Информация из каталога:

  • Всего привязано к карте 2662 садоводств.