Вы здесь: Главная страница - Все статьи - Вокруг да около ( Обзор прессы ) - Людмила Голосова и Андрей Туманов - о проблемах дачников и новом законе о садоводах
Баннер

Людмила Голосова и Андрей Туманов - о проблемах дачников и новом законе о садоводах

otrГости в студии ОТР: Людмила Голосова - председатель Профсоюза садоводов России и Андрей Туманов - председатель организации "Садоводы России".

Константин Чуриков: Сегодня пятница, и пятница – как раз тот день, который у всех неизменно ассоциируется с дачей. И вообще дачная неделя выдалась не только потому что тепло пришло уже и в Центральную Россию, а просто потому что случилось – Государственная Дума приняла-таки новый закон о садоводстве, огородничестве и дачном хозяйстве. Много-много лет все депутаты не могли по-современному, по-новому взглянуть на наших любителей загородного образа жизни, теперь много изменилось, вернее, изменится, потому что закон вступает в силу не сразу. Это первый мотив.

Оксана Галькевич: Это первый мотив. И самое главное, что это не последнее законотворческое нововведение, которое в нашей жизни появилось. Нам с 1 января 2019 года готовят еще один сюрприз – будет целая реформа. Об этом мы тоже бы хотели в некоторых нюансах поговорить. Это, может быть, второй подпункт нашей реформы сегодня.

Константин Чуриков: Есть еще один пункт – это непонятное лето, которое и летом-то многие назвать не могут в полном смысле этого слова. Каковы ваши личные, если вы дачник, если у вас есть свой участочек, что вам в этом году впервые не удалось вырастить? И как вы, например, если это для вас единственная возможность каким-то образом пополнить запасы и сэкономить бюджет, как вы будете выкручиваться?

Оксана Галькевич: Почему мы об этом говорим? Потому что мы понимаем, какую важную даже социальную государственную роль играет этот сектор нашей экономики, эти 60 млн граждан – люди, которые обеспечивают себя сами. И мы понимаем, насколько наша социальная политика в некоторых местах слаба, и люди, чтобы обеспечить себя, занимаются возделыванием культур на своих небольших участочках. Большое им спасибо за это.

Константин Чуриков: А в студии у нас сразу два садовода. Вашему вниманию Людмила Голосова, председатель Профсоюза садоводов России. Людмила Даниловна, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Людмила Голосова: Добрый вечер.

Константин Чуриков: И Андрей Туманов, председатель общероссийской общественной организации "Садоводы России". Д

обрый вечер, Андрей Владимирович.

Андрей Туманов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Давайте начнем с законов, законодательных нововведений, то, что уже вошло в нашу жизнь. И постепенно перейдем к тому, что же еще там задумали, что же нам в 2019 году ожидать.

Андрей Туманов: Для начала я бы хотел успокоить наших дачников, потому что уже началась паника, потому что все, что ни делается со стороны Государственной Думы, Правительства, каких-то местных органов, как правило, ухудшает или запутывает жизнь дачников. Этот законопроект, конечно, запутывает, но, по крайней мере, катастрофы – может быть, со мной не согласятся – не будет. По крайней мере он не делает одно – он не решает ни одной дачной проблемы.
Константин Чуриков: В реальности?

Андрей Туманов: Естественно.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что создает новые, или что?

Андрей Туманов: Создает немножечко новых. Я всегда привожу очень простой пример. Представьте, стоит ржавый автомобиль без колес и двигателя. Вам надо поставить его на ход, отремонтировать. Приходят депутаты, начинают его перекрашивать. Они его перекрасили – не заводится. Они говорят: "Надо еще раз перекрасить и отшлифовать". Начинают опять шлифовать, перекрашивать. Им говоришь: "Надо поставить двигатель и колеса", они говорят: "Это долго, это стоит денег. Давайте мы еще раз перекрасим". Это идет постоянное перекрашивание.

Константин Чуриков: Хотя бы депутаты не придумали курортный сбор для дачников.

Андрей Туманов: Не подсказывайте, ради бога, ведь ума хватит.

Константин Чуриков: Людмила Даниловна, вы ничего позитивного не видите?

Людмила Голосова: Абсолютно. Прежде всего, я бы хотела сказать, что 66-й закон, которым пользуются дачники почти 20 лет, они не указали ни одну статью, которая бы не соответствовала сегодняшнему законодательству и нашим различным кодексам. И президент 14 апреля 2014 года дал поручение на комплексно-системной основе урегулировать правоотношения граждан и юридических лиц, которые ведут вид деятельности "садоводство, огородничество, дачное хозяйство". 66-й закон с момента его принятия 15 апреля 1998 года претерпел 19 раз изменения. Андрей Владимирович очень мягкий человек по натуре, интеллигентный и выдержанный – я не отношусь по характеру к таким людям, – он сказал, что катастрофы не будет. К сожалению, данный законопроект на законодательном уровне по факту уничтожает сегодня садоводческие и огороднические дачные хозяйства.

Константин Чуриков: Интересно. Как же?

Людмила Голосова: Объясню почему. Откуда взялась тенденция изобретения такого шедевра Правительством Российской Федерации?
С 1 сентября 2014 года были внесены большие изменения в Гражданский кодекс в части определения организационно-правовых форм, которыми могут пользоваться некоммерческие организации. Их стало всего 11. И организационно-правовую форму "садоводческие, огороднические некоммерческие объединения", которыми пользуются на протяжении 20 лет 100% садоводческих и огороднических объединений дачных – не стало этой формы. И сказали, что "Вы будете теперь применять товарищество собственников недвижимости". Я бы теперь хотела обратить ваше внимание на очень важный факт. И этот факт по всему тексту этого закона, который приняли Государственная Дума и Совет Федерации, мы очень надеемся, отправили президенту, мы собрали Всероссийский форум Калининграда, направили резолюцию, просим, чтобы не подписывали.
Так вот, в соответствии с нормами Гражданского кодекса – мы же должны юридически работать, соблюдать законодательство – теперь товарищества могут создать по этому закону только те граждане, которые одновременно имеют в собственности свой земельный участок и одновременно имеют в собственности долю в имуществе общего пользования. В соответствии с нашим законом собственность подтверждается только одним фактом – это регистрация в Едином государственном реестре, то есть свидетельство о государственной регистрации недвижимости. Таких у нас одновременно собственников того или другого...

Константин Чуриков: То есть и участка, и огорода, и дома?

Людмила Голосова: И имущества общего пользования.

Константин Чуриков: Общего пользования – это что такое?

Людмила Голосова: Имущество общего пользования – это наши дороги, иные сооружения, это линии электропередач, это водопроводы, у кого есть газопроводы. Это все, чем пользуются при проживании на своих дачных участках. Таких садоводческих товариществ нет.

Константин Чуриков: Идеальных таких, где все у тебя?

Людмила Голосова: Идеальных нет.

Оксана Галькевич: Это вопрос просто в оформлении документов, документации?

Людмила Голосова: Нет. Мы объяснили, что у нас не смогут создать такие товарищества, потому что, во-первых, 50% на сегодня остались по вине чиновников с членскими книжками, а из остальных 50% у нас в ЕГРП свою недвижимость внесли только 30%. А остальные, как ранее учтенные, имеют свидетельства старого образца, постановления глав администрации, но с 1 января 2017 года их снимают с кадастрового учета. И в соответствии с федеральным законодательством органы муниципального образования будут забирать их в свою собственность по решению суда.
Мы можем сказать: "Наверное, смогут 30% создать такие товарищества в соответствии с нормами Гражданского кодекса". Нет, не смогут, потому что они не имею одновременно имущества общего пользования.

Оксана Галькевич: Людмила Даниловна, я понимаю, надо принять какой-то закон, но надо же, наверное, как-то в эти нюансы настолько глубоко вникать, как Людмила Даниловна.

Андрей Туманов: Последнее, что надо делать в этой ситуации – это заниматься законами. Нужна как минимум большая реформа, причем реформа со стороны государства. Нужно провести общую инвентаризацию. Не так, как сейчас – возложили это на садоводов, часть садоводов зарегистрировали свои участки, свои дома, бо?льшая часть – нет. Так же не может быть. Комплексная реформа – кто-то сделал, кто-то нет. Значит, не сделал никто. Это может сделать только государство на принципах софинансирования. Государство у нас хитрое и жадное, оно не хочет этого делать.

Оксана Галькевич: Вы знаете все про государство, да?

Андрей Туманов: Да, это государственная тайна, я раскрываю ее. Государство хочет это переложить на садоводов, все хочет переложить на садоводов. Думает: "Вы этим и занимайтесь, вы занимайтесь этими реформами". Так не бывает. У нас есть пенсионеры, у нас дачники – это масса людей, которые живут от пенсии к пенсии. Вы хотите за счет них проводить реформу? Это не получится. Если это не получится и люди не готовы платить, значит, эта реформа вообще не получится. Так что здесь надо не искать то, что легче. В данном случае ищут то, что легче. Легче покопаться в очередной раз в 66-м законе. Уже были эти революционные реформы в прошлом году.

Оксана Галькевич: Чтобы копаться в 66-м законе, надо понимать, как Людмила Даниловна, все четко, до буковки, до подпунктика, как это все работает сейчас.

Андрей Туманов: Сейчас это работает плохо.

Оксана Галькевич: А когда, по словам нашей гостьи, появился закон, я так понимаю, в котором одно противоречит другому – либо реальность закону, либо закон реальности, – его нельзя воплотить, то как?

Андрей Туманов: Нынешний 66-й закон, по нему практически никто не живет, это рудиментарный закон. Вообще нужно выстраивать все по-новому, как минимум нужно вообще садоводческие товарищества привязать к местности.

Оксана Галькевич: Нам реформу обещают в 2019 году.

Андрей Туманов: Они находятся на территории района, это непонятно что. То есть нет юридического определения этого поселения, что это такое. Хотя бы с этого начать, а не с копания в 66-м законе. Еще объявили нынешние депутаты, что "Как замечательно! Мы там такую реформу сделали! Сейчас все заживут счастливо!". Кроме головной боли это ничего людям не доставит. Уменьшено количество форм собственности.
Помните, как в свое время колхозы то укрупняли, то разукрупняли. Это из той же оперы. Потом будет увеличиваться, опять придумают ТСН, потом опять наоборот. Кроме того, что люди вынуждены будут бегать и переоформлять документы, это ничего не принесет.

Константин Чуриков: Поскольку я городской житель и без дачи, я сегодня буду над схваткой в этих дебатах. Давайте дадим нашим зрителям простое задание: что вам надо сейчас, садоводы, огородники, те, у кого участок, своя земля, как вам государство могло бы помочь, что вам от него хочется? Позвоните нам, расскажите, приведите свои примеры. 8-800-222-00-14. А с вами, уважаемые гости, чтобы у нас все шло упорядоченно и мы понимали, о чем мы говорим, давайте просто пойдем по пунктам, разберем, разложим сейчас по косточкам этот закон.
Читаю выдержки в "Российской газете". Что меняется? Одна территория – одно товарищество. Четкий принцип установлен. На одной территории сейчас может действовать, как я понимаю, несколько юрлиц. Соответственно, каждый там хочет как-то на себя перетянуть одеяло. Как договориться и решить какие-то вопросы довольно сложно.

Андрей Туманов: А что такое территория? Наше садоводческое товарищество – это было одно большое поле, и там к нему пристраиваются разные садоводческие товарищества. У нас теперь девять в одном таком блоке. Что нам теперь делать, а?

Людмила Голосова: Не соглашусь тут с Андреем Владимировичем. Дело в том, что всегда во все времена – и в царские, и в советские, и в сегодняшней России – землеотвод всегда выделялся под ведение вида "садоводство, огородничество, дачное хозяйство" с обязательным определением координат этого землеотвода, с привязкой уже к той местности, где определены координаты, и эта территория обозначена была. Просто этой территории не придали юридический статус территориального образования, то есть село, деревня, город или что другое.
Хочу вернуться к тому, что, во-первых, это частное юридическое лицо, и когда депутаты сказали, что "Мы предусмотрели, что будут государственные структуры помогать", государство не будет помогать, потому что не предусмотрено ни бюджетом органов местного самоуправления, ни бюджетом государства безвозмездной какой-либо частной структуре оказывать помощь. Этот закон уничтожил напрочь дачные некоммерческие объединения.
А на следующий момент я хочу обратить внимание – здесь сказали про огородничество. В соответствии с сегодняшними нормами закона на этих участках разрешается возводить жилое строение некапитальное. В соответствии с классификатором видов разрешенного использования земель от 1 сентября 2014 года также разрешается строительство жилого строения. Этот закон все это перечеркивает. На этих землях возведены, причем Правовое управление Правительства Российской Федерации возражало и сказало, что это приведет к негативным последствиям, социальной напряженности. И что вы думаете? Они при этом делают, и еще подчеркивают в законопроекте, что если на этих землях возведено жилое капитальное строение, и оно зарегистрировано, то оно не будет считаться самостроем. Во-первых, не зарегистрировано во многих случаях, но они априори подчеркивают, что это будет считаться не самостроем, а все остальное они, видимо, объявят самостроем.
Что такое, если будет признано самостроем? Это будет сноситься без компенсации. А сегодня 258-м законом от 13 июля 2015 года не только по решению суда можно определить самострой, но это право дали чиновнику.

Константин Чуриков: Людмила Даниловна, у нас звонок. Активно звонят зрители. Сейчас давайте пригласим Лидию в эфир из Москвы. А может быть, из Подмосковья. Может быть, Лидия уже на даче. Лидия, добрый вечер.

- Добрый вечер. Я, к сожалению, не на даче, я в Москве, потому что на дачу ехать мне моральных сил просто нет. Безобразия творятся запредельные.

Оксана Галькевич: Что вас больше всего возмущает?

- То, что с нас берут взносы, и они уходят в никуда. И даже новый председатель, на которого мы возлагали какие-то надежды, происходит все то же самое. Получают деньги, которые пришли, какой-то приход, долги с кого-то взыскали по судам или что-то, они нигде не указаны. Деньги собираются на дорогу – дорогу не делают. Зато при этом, например, дорогу у нас засыпали асфальтовой крошкой кое-где, местами что-то засыпано, что-то нет. При этом нам нужно сделать разрезные ворота, провести оптоволокно, и наше общее собрание голосует все "за".
Я вообще-то уже не являюсь членом садового товарищества, я три года назад вышла из него, и тогда у меня были возможности хотя бы попытаться заключить договор и оплатить то, что я считаю нужным. Я не имею в виду, что я свесила ножки, и буду жить бесплатно. Нет. Я готова платить за все, что необходимо для нашего товарищества, но не излишки, и не оплачивать премии ни за что. Но самое главное, что никак невозможно с этим бороться, кроме как нам отвечают: "Идите в суд". Я одинокий пенсионер, получаю пенсию 16500 руб., мне еще государство доплачивает субсидии, чтобы я могла как-то платить за квартиру. Это понятно, жить на эти деньги сами понимаете как. То есть в результате мне надо нанять какого-то хорошего адвоката, найти его. Простите меня, наши адвокаты в этих делах в основном, к сожалению, которые предлагают бесплатные консультации, мало чего понимают. И потом пойти в суд с этим.

Константин Чуриков: Поскольку мы говорим в частности о законе о дачниках, и я понимаю, что в вашей ситуации вам помочь, наверное, сейчас будет крайне сложно...

Людмила Голосова: Почему? Мы подскажем.

Константин Чуриков: Давайте подскажите, а потом мы поговорим с точки зрения нового закона, как он решает эти проблемы.

Людмила Голосова: Уважаемая Лидия, я соглашусь с вами, что бывают случаи, когда председатели нерадивые, и вместо того, чтобы ужесточить ответственность председателей правления – мы в 66-м законе неоднократно обращались, – и чтобы была четкая отчетность, то теперь в новом законе председатель получает гораздо больше полномочий, он единоличный исполнительный орган.

Константин Чуриков: Он избирается на пять лет.

Людмила Голосова: До пяти лет. Он единолично ведет общие собрания в нарушение главы 9.1 Гражданского кодекса без секретаря единолично подписывает протокол. Это еще больше усугубит ситуацию в садоводческих товариществах, будет беспредел председателей. То есть взращивают именно таких председателей.
У нас действительно есть законы не такие. 66-й закон, если на него посмотреть, почему президент и сказал, чтобы урегулировали правоотношения. Хороший председатель не может себя защитить. От плохого председателя тоже защититься сложно. Надо было эти вопросы решать. А они что делают? Если в 66-м законе членом товарищества мог стать гражданин, имеющий участок на любом праве собственности – бессрочного, пожизненного наследуемого, просто пользования, – то теперь здесь только может стать собственник земельного участка. Это как они отрегулировали правоотношения? У нас, на самом деле, если смотреть четко на этот закон, то это для управляющих компаний.

Константин Чуриков: Условно говоря, это правление – это прообраз этой управляющей компании, с которой мы в городе сталкиваемся, воюем?

Людмила Голосова: Да. Они же себя зарегистрируют учредителями, они же будут членами, они же будут проводить общее собрание. И в законе есть такая статья "Лица, не участвующие в товариществе". Это как раз мы будем все практически там. И почему появилась такая статья "Ведение садоводства без образования юрлица"? Если вы говорите про сборы взносов только на расчетный счет, там инфраструктура, ее надо поддерживать, ремонтировать, а как это без образования юрлица? При этом они говорят: "Граждане будут вести садоводство без образования юрлица в соответствии с законодательством Российской Федерации". Какого законодательства? При этом добавляют, что будут взаимодействовать с органами местного самоуправления. Тут как раз и органы местного самоуправления посадят управляющую компанию. Но при этом они говорят, что эта территория не получит статус населенного пункта, то есть территориального образования. То есть люди лишаются имущества, которое создавали на своих деньги, но они будут продолжать содержать это имущество, они будут содержать эту управляющую компанию. Если сегодня взносы от 10 до 15 тыс. в год (по-разному), то это будет минимум от 80 тыс. И уважаемая Лидия вообще уже не поедет на дачу.

Андрей Туманов: Я бы добавил немножечко слов в защиту председателей. Есть председатели плохие, но большинство председателей – все-таки это энтузиасты своего дела. Найти хорошего председателя достаточно сложно, особенно из своих. Это надо все-таки пенсионеров брать. То есть человек работающий не будет работать председателем. И по своей практике знаю: сколько бы взносов ни установили – 10 тыс. или 15 тыс., – установите 3 тыс. руб., и все равно найдутся люди, которые скажут: "Это много, мы это платить не будем". И проблему еще усугубляет возможность выйти из садоводческого товарищества, как наш слушатель.
Представьте себе историю: все вышли из садоводческого товарищества. И что получится? Закон это право дает. Вышли все, и тогда садоводческое товарищество развалится. А кто будет содержать имущество общего пользования? Никто.

Оксана Галькевич: Взносы, размер взносов, много, мало...

Андрей Туманов: Это определяется общим собранием.

Оксана Галькевич: Но Лидия ведь сказала, что работы не видно. Она говорит: "Плачу, а дороги нет, плачу, а этого нет. Куда деньги расходуются?".

Андрей Туманов: Общее собрание должно контролировать каждый рубль. Составляется смета, и по смете потом председатель должен отчитываться. Просто так за глаза говорить, что ничего не делается... Я тоже иногда принимаю участие в работе своего садоводческого товарищества, ведь гравий за последние три года, его стоимость увеличилась в разы, асфальтовая крошка тоже. А взносы-то так не растут в соответствии с инфляцией. Вот и получается, что денег мало, и председателю приходится так изгаляться, чтобы что-то сделать. Вот нет денег, и при этом никто не хочет поднимать членские взносы. Ясно, что не хочет и не может, потому что уже предел.

Оксана Галькевич: Подождите, Андрей Владимирович. Если, как Людмила Даниловна говорит, что люди лишаются собственности, но обязаны ее содержать – естественно, вы поднимаете. А зачем поднимать мне взносы, чтобы я содержала, чтобы мне это дороже обходилось, когда полностью распоряжаться я этим не могу? Еще и в любой момент могут забрать. Зачем мне это надо?

Людмила Голосова: И потом управляющая компания скажет, что человек не может оплачивать, и применит закон, что когда образовывается долг в размере 10% от кадастровой стоимости, то будут забирать имущество.
Я хотела подтвердить свои слова. В массе своей мы очень много общаемся с садоводческими товариществами, со всеми регионами. Хороших председателей гораздо больше, и практически они в основном трудяги.

Константин Чуриков: Несколько сообщений. Люди уже многие доведены. Из Самары: "Немедленно бросаю дачу. Нервы дороже". "Не надо нам помогать, просто не трогайте нас". Много таких сообщений. Предприниматели тоже часто такое говорят, какая забота нужна им.

Алтай спрашивает: "Что, государство хочет еще больше заброшенных земель получить?".

Андрей Туманов: И так уже очень много.

Константин Чуриков: Слишком. Из Краснодара пишут: "Государство должно доплачивать огородникам за то, что страну кормим".

Андрей Туманов: Абсолютно с этим согласен. Ведь дачи давались, садовые участки, как правило, на заброшенных территориях, на землях, которые были нарушены: это свалки, песчаные карьеры, торфоразработки. В любой бы стране мира за то, что вы взяли нарушенные земли и превратили их в сады, вам бы государство доплачивало или, как минимум, не трясло бы налоги, а государство сейчас земельный налог, имущественный налог, еще хотят скважины обложить, это обложить. Поэтому государство ведет крайне недальновидную политику. Люди побросают участки свои...

Оксана Галькевич: Не побросают, Андрей Владимирович. Вы же были депутатом, вы знаете нашу политику.

Андрей Туманов: Едем в Шатурский район. 30-40% участков в Шатурском районе в некоторых товариществах брошено. И те люди, которые остаются, уже не знают, как затыкать дыры. 30% брошено, и из тех денег, которые сдаются, надо проводить работы.

Оксана Галькевич: Люди себя с этого кормят, потому что у нас сколько минимальная оплата, прожиточный минимум, пенсии сколько у нас? Без этого садового участка не прокормишь.

Константин Чуриков: Люди себя кормят на городских балконах, в квартирах выращивают.

Андрей Туманов: Сколько стоит содержать, особенно доехать до товарищества?

Оксана Галькевич: Подпольную в лесу картошку будут сажать.

Андрей Туманов: Электричества мы еще не касались. Если мы сейчас коснемся электричества, нас завалят телефонными звонками.

Константин Чуриков: Кстати, уже валят нас телефонными звонками. Давайте примем звонок, там ждет Тамара. Здравствуйте.

- Здравствуйте. Вопрос у меня такой. Правильно пишут и говорят, что душат везде налогами. Теперь какой-то закон придумали, расклеили, коробейники, или как их по-другому назвать, которые деньги зарабатывают. Почему бы не взять все это государству? Они мне приехали, замерили межевание за 2-3 часа (и того меньше), заплатила 15 тыс. Почему бы это на государственном уровне все не сделать, и не были бы эти?..

Константин Чуриков: Хотите, чтобы к вам государство чаще приезжало на дачный участок?

- Нет, я не хочу, чтобы государство чаще приезжало. Чтобы поменьше принимали законы, которые сидят, очень неразумные, а назначили бы людей, которые занялись бы этим, как было в дни моей молодости.

Андрей Туманов: Наверное, чтобы государство все-таки принимало участие.

Константин Чуриков: Тамара, вы закон читали, или вы просто видели некоторые выдержки в СМИ?
- Нет, мне просто приехали, предложили этот закон. Я сейчас не могу даже эту бумажку найти. Она мне сказала, 15 тыс. за межевание, и 10 тыс. мои услуги, что сделаем все эти.

Людмила Голосова: Тамаре, наверное, не хочется верить и понимать, что у нас государственное устройство совершенно другое, и у нас эти услуги делают коммерческие компании. И государство отдало эти услуги выполнять коммерческим структурам, а они уже назначают цену самостоятельно, к сожалению.
Теперь я бы хотела обратить внимание, когда они говорят: "Здорово, мы такой законопроект приняли, что теперь на садовых участках можно возводить индивидуальный жилой дом". Вообще в Государственной Думе его приняли "Единая Россия" и "ЛДПР", не голосовали две фракции "Справедливая Россия" и "КПРФ". Посмотрите, если индивидуальный жилой дом на этой территории, то в соответствии с жилым законодательством, под ним земля под индивидуальное жилищное строительство. Эта категория земли относится к ведению муниципалов, которые должны обеспечивать граждан соответствующей инфраструктурой: школами, больницами, поликлиниками, аптеками, социальным, медицинским обслуживанием, но они этого не собираются делать. И они подчеркивают: определение границ территории ведения садоводства и огородничества не будет означать приобретения статуса населенных пунктов. А это как? Мы обращались к президенту и говорили: "Было бы лучше, если бы вы про нас вообще забыли. Если вы хотите нам помочь, то освободите нас от налогов, потому что мы членские взносы сдаем из социальной пенсии (это социальные деньги), из заработной платы, с которых мы уже государству заплатили налоги. Но мы обязаны платить, у нас официально работают, мы платим плюс 43% налогов. От этого освободите нас". Но нет, повысили кадастровую стоимость с 2014 года. К нам обращались, когда на 10 соток получали налог в 14 тыс. Это отдать одну пенсию за землю, одну пенсию отдать за оплату за квартиру. А на что человек будет жить?

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем дачников из Подмосковья. Галина хочет нам что-то рассказать. Здравствуйте.

- Здравствуйте. Хочу сказать, что нас дача уже давно не кормит. Когда нашим родителям дали, чтобы выжить, во времена перестройки, но у нас сейчас это все в ущерб. Получается, что на два-три года приходит председатель, он покупает себе квартиру за наш счет, его скидывают, встает другой, и меняется каждые два-три года председатель. Это во-первых. Мы платим не государству, мы платим в карман какому-то дяде.
Теперь нас обязали ставить электронные счетчики. Надо заплатить 8 тыс. У меня нет. Я заплатила другие платежи, регулярно плачу. Мне не верят. Там больше тысячи участков. Электронные счетчики. Правильно это, неправильно, обязаны мы эти деньги отдать или не обязаны?
Во-вторых, у меня нет машины ездить на дачу, а каждый год меня носом в грязь: "Заплатите 4 тыс. каждый год за дорогу", больше, чем взносы. Взносы 3500, а 4000 за дорогу. Даче 20 лет, и дороги только-только начинают где-то у входа делать". За лицензию на водонапорную станцию надо заплатить 1,5 млн. И постоянные поборы в карман какому-то дяде.

Константин Чуриков: Галина, все нам об этом пишут и на это жалуются.

Людмила Голосова: К сожалению, то, что сказала Галина про лицензию – это не председатель, это как раз наши чиновники вынуждают к этим деньгам. Я бы хотела посмотреть на такого председателя, который за три года купил себе квартиру, который купил себе квартиру за 10 млн.

Андрей Туманов: Я видел идеального председателя в Псковской области. Это бывший полковник воздушно-десантных сил с такими кулаками. Он ходит: "Кто у меня будет против порядка – во! И я плевать хотел на любые законы". Идеальный порядок. Это, наверное, неправильно.

Константин Чуриков: Немножко не тот тоже путь.

Андрей Туманов: Нас вколотили в состояние анархии. Садоводческие товарищества сейчас в состоянии анархии. Вместо того, чтобы проводить комплексную реформу и государству помогать, все перекладывают на нас.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, смотрите, что нам пишу телезрители. Мы тронули закон, и тут же началось. Нам пишут из Москвы и Московской области: "Да государство пусть даст дешевый газ, это достояние народа, а законы меняются каждый год. Нехай с ними".

Андрей Туманов: Государство не даст дешевого газа.

Людмила Голосова: Не получится "нехай с ними" по одной простой причине. С принятием этого закона (привожу пример) упраздняют статью 7-ю 499-я закона от 31 декабря 2014 года по изъятию недвижимости в принудительном. В это 7-й статье говорится: "В случае принудительного изъятия земельных участков под садоводство, огородничество, дачное хозяйство предполагается выкуп". Теперь ее упраздняют. Это что они хотят сказать? Что если территория нужна будет под садоводческое товарищество, снесут все без компенсации?

Андрей Туманов: Раз уж мы про газ заговорили – сейчас еще одна проблема образовалась. Такие крупные компании как "Транснефть" и "Газпром" начали приводить в порядок свои охранные зоны, и выяснилось, что они застроены дачами не по вине дачников, потому что им давали. Естественно, они предписания сначала все сломать за собственный счет. И нам пришлось организовать группу граждан, которые и на митинги сейчас выходят, и до президента мы довели это, он кулаком стукнул, сказал "Разобраться, но дачников не трогать".

Константин Чуриков: Мы сейчас по ходу пьесы разбираемся в ситуации. Думаю, нам бы стоило вообще людей опросить: "Вы забросили свою дачу или нет?", потому что многие пишут, что да. При этом у меня возникает когнитивный диссонанс, потому что вот есть люди, которые занимаются продажами дачного оборудования, и они говорят, что продажи растут.
Давайте все вместе пообщаемся с Павлом Акоповым, это генеральный директор компании "ГазонCity", который как раз изучает структуры продаж.

Людмила Голосова: Где он работает, в каком городе?

Константин Чуриков: Павел, вы в каком городе работаете? Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Павел Акопов: Добрый вечер. Мы работаем как в Москве, так и по всей России.

Константин Чуриков: Павел, расскажите, что изменилось в связи с погодой, или, может быть, с дороговизной дачи? Люди активно покупают сегодня инвентарь и технику?

Оксана Галькевич: Кстати, интересно, насколько я понимаю, у вас проблем с продажами нет. Вы случайно в этот тренд попали, или вы готовлюсь к этому сезону, знали, что продажи вырастут, скакнут?

Павел Акопов: Несмотря на все озвученные проблемы дачников, мы как раз видим обратную картину, что товары для сада и огорода, в частности для выращивания рассады все больше и больше покупаются нашими жителями. В этом году у нас значительный рост продаж – порядка 35%. Причем по двум факторам, на мой взгляд: это как увлечение людей огородничеством, садоводством по причине дороговизны продуктов в магазинах, так, может быть, отчасти и благодаря холодному лету, потому что в этом году сезон, который обычно заканчивается где-то в марте и начале апреля, растянулся у нас практически до июня.

Людмила Голосова: Просто вы не договариваете один момент. Когда люди покупали рассады в мае и высаживали на майские праздники, она у них погибла, и им пришлось повторно это все покупать, поэтому у вас прибыль возросла.

Константин Чуриков: Интересный аргумент.

Андрей Туманов: По одной фирме нельзя судить.

Оксана Галькевич: Но Павел не виноват в том, что у людей замерзло.

Людмила Голосова: Мы не говорим, что он виноват, а мы констатируем факт.

Константин Чуриков: Павел, как изменилась под влиянием погоды именно структура продаж? Что чаще вы продаете, а у вас покупают теперь?

Павел Акопов: Структура продаж, наверное, осталась примерно такой же, сдвинулись очень сильно сроки как по товарам для рассады. Также мы продаем различные семена, удобрения, рулонный газон. Все это существенно сместилось где-то на три-четыре недели, и те пики продаж, которые мы, допустим, видели на майские праздники, сейчас их в майские праздники просто не было, потому что, очевидно, люди еще не поехали на дачу, они все сместились на конец мая, на июнь месяц.
Андрей Туманов: Когда наступает кризис, больше идет продажа семян и овощей, и меньше начинают покупать семена цветов и декоративных растений.

Константин Чуриков: Многие уже занимаются огородничеством у себя на балконе в квартире.

Оксана Галькевич: Вы заметили такую тенденцию, Павел, что овощей стали больше покупать и меньше цветов? Или у вас это не отразилось?

Павел Акопов: Мы не занимаемся семенами овощей и цветов, мы занимаемся семенами газонов. И, несмотря на все тренды, семян газона тоже стали больше покупать. Я думаю, это благодаря тому, что люди вообще стали больше пользоваться дачами, может быть, меньше уезжать заграницу и проводить время на своих загородных участках.

Андрей Туманов: Насчет газонов и заграницы. В Соединенных Штатах Америки во времена Великой депрессии распахали все газоны, в том числе и в городах, и посадили овощи. Депрессия закончилась...

Константин Чуриков: Если это происходит на Рублево-Успенском шоссе, съем свою воображаемую шляпу. Спасибо.

Оксана Галькевич: Павел, спасибо. Удачи вашему бизнесу.

Павел Акопов: Спасибо.

Константин Чуриков: Это был Павел Акопов, генеральный директор компании "ГазонCity".
Купил человек тяпку, газонокосилку, и что дальше? Выросло что-то?

Оксана Галькевич: И пошел на железнодорожный вокзал на электричку, и поехал он с этой тяпкой и с этой рассадой куда? На свою любимую дачу. Или на автомобильчике на своем. Давайте посмотрим, надеются ли дачники в связи с тем, что у нас такое непростое лето, дождливое и не жаркое, на какой-то урожай. У нас есть два материала из Петропавловска-Камчатского и из Чебоксар.
(СЮЖЕТ.)

Константин Чуриков: Проливные дожди, высокие налоги, с председателями не могут договориться – все больше поводов бросить дачу. Нам пишет зритель из Самарской области: "Дачи стали коттеджными поселками. На даче дворцы, бассейны, сосны, гаражи, забор из кровельной стали. Пенсионеры дачи бросают".
Мне хочется понять, Андрей Владимирович, ваше мнение, как меняется структура, портрет дачника в нашей стране сейчас под влиянием в том числе некой проводимой государственной политики?

Андрей Туманов: То, что насчет дворцов сейчас говорилось – это, скорее всего, рядом с городом, где-то 10 км, там дачные поселки превратились в настоящие уже практически поселки с дворцами. Про Рублевку, думаю, все знают. А вся-то Россия живет по-другому. Давайте отъедем на 70 км от Москвы, где у меня дача, город Павловский Посад. Стоят скворечники небольшие. Там практически то, что было построено при советской власти, это до сих пор еще в том же виде сохраняется, даже некоторые заборы.

Оксана Галькевич: Подождите. Сначала советская власть людей из деревень в города согнала под знаменами индустриализация, а потом маленькие наделы по 6 соток.

Андрей Туманов: Маленькие наделы... Знаете, когда ко мне японское телевидение приехало, они так были поражены моей дачей. Они говорят: "Это и есть та самая Рублевка, о которой мы читали?" – "Нет, это самое скромное садоводческое товарищество". – "А у нас в Японии такой участок только у миллионеров". Так что все относительно.

Оксана Галькевич: Вот именно, что все относительно.

Андрей Туманов: В принципе, хватит для человека, если его не мучить налогами и не заставлять делать то, чего он делать не должен.
Сейчас про погоду говорили, про выращивание растений, неурожаи. Хорошо, Государственная Дума не додумалась принять какой-нибудь закон, чтобы урожаи были. Ей богу, ума хватит.

Константин Чуриков: А я хочу еще спросить не о климате. Понятно, что климат везде разный, и будем надеяться, будущим летом все будет получше. А фактор региона не с климатической, а с точки зрения внимания властей как влияет на жизнь этих дачных товариществ?

Оксана Галькевич: Личный фактор губернатора.

Константин Чуриков: Нам пишут из Белгородской области: "Никому не платим. Дороги отличные, газ и свет дешевый. Приглашаем".

Андрей Туманов: В некоторых районах, например, губернатор сделал сельский тариф по электричеству, а в большинстве районов городской тариф. В некоторых районах фактически ставка земельного налога (земельный налог определяется по ставке и по кадастровой стоимости) обнулена. Ведь в Налоговом кодексе сказано: "Не выше 3% от кадастровой стоимости земли". Не выше – это значит ниже и до нуля. Умные губернаторы понимают, что люди живут этим. Если людей начать сгонять с земли, то получится как в Древнем Риме реформа братьев Гракхов, когда согнали людей с земли, они пришли в Рим и стали требовать хлеба и зрелищ, а работать на земле практически стало некому. Начали завозить рабов. Ситуация очень похожая сейчас с монополизацией земли. И нам надо тщательно помогать.
Садовод, дачник – это лучший гражданин страны, он работает уже после работы либо на пенсии и не ходит на баррикады, потому что ему надо огурцы поливать.

Константин Чуриков: И сил уже нет.

Оксана Галькевич: В том-то и дело, что он на баррикады не ходит. Я не про баррикады. Я не вспоминаю про булыжник – лучшее оружие пролетариата...

Андрей Туманов: Про грабли надо вспомнить.

Оксана Галькевич: Но иногда защищать свои интересы поактивнее надо. Хватит ли крепости голосу этой части нашего общества – дачникам, огородникам, садоводам, – среди которых очень много людей пенсионного возраста?
Константин Чуриков: Оксана, чуть разверну твой вопрос. Вы представляете разные объединения. Сегодня в ваших ли силах что-то предложить, до кого-то достучаться, докричаться?

Людмила Голосова: Безусловно. Дело в том, что три года назад должны были принять этот закон. Четыре редакции мы отбили, и все равно его протащили. Активность у нас сейчас очень сильно возросла.
Депутат Валенчук говорит: "60 млн дачников поднимет, что он возглавляет". Никого у него нет, кроме в администрации насажены по одному человеку. И в Севастополе сейчас поднимаются люди, потому что они пришли в Россию и растерялись. У них забирают зарегистрированное право, им сегодня не дают регистрировать земли. В Крыму то же самое. И коль мы коснулись, чтобы люди знали: они прописали в законе и сказали: "5 лет вам срока дается для приведения в соответствии с законом". Если 66-й закон тоже давал пять лет садовым товариществам, садовым некоммерческим, но ничего практически не разрешалось до сегодняшнего дня. Здесь уже с 1 января 2019 года сказано: "Если ваши уставы противоречат этому закону, вы уже не можете им пользоваться. Никаких пять лет нет".

Константин Чуриков: Давайте подытоживать. Я вижу, что люди отчаялись. Та движущая сила, о которой вы говорите...

Андрей Туманов: Вы спрашивали, что мы сделали. Но ведь те поручения Президента тоже не из воздуха возникли. Они возникли, потому что мы работали. Когда-то лет 5-7 назад чиновники вообще говорили: "Проблем с дачниками нет, они просто живут в других измерениях, поэтому они этого не видят и не знают". Но теперь все говорят: "Да, проблема есть и ее надо решать". Это уже один безусловный плюс. И те самые поручения президента, мы же помогали их редактировать, помогали составлять бухты. Они прекрасные. Если бы Правительство начало их выполнять, то все бы у нас было в порядке. Но их выполнять даже не начали ни в одном пункте. Но надо поставить галочку, что все-таки мы работали. Поэтому решили сделать самое легкое – перекрасить машину, о которой я говорил. В очередной раз покопаться в законе, плюс на минус поменять, укрупнить, разукрупнить, и сказать: "О, мы провели работу!".

Константин Чуриков: Зато это мы.

Андрей Туманов: Да.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, а как у депутатов выглядит понятие KPI? KPI – это что поработать, бумажки попереписывать, поперекладывать, или все-таки ставятся определенные цели?

Константин Чуриков: Во-первых, не прогуливать заседания и не терять заработную плату.
Андрей Туманов: И вовремя нажимать кнопку. Для этого используется палец. Хотелось бы, чтобы для этого использовался мозг.

Людмила Голосова: В заключение я бы хотела сказать, что мы очень надеемся, пользуясь вашим приглашением, что президент все-таки не подпишет этот закон, потому что он уничтожает садоводческое уникальное коллективное сообщество, как в свое время Владимир Владимирович Путин не подписал Закон "О ювенальной юстиции". Он еще более страшный, чем ювенальная юстиция.

Константин Чуриков: Спасибо здесь участие всем зрителям, и вам, наши эксперты.

Оксана Галькевич: Спасибо, уважаемые гости. В студии у нас были Людмила Голосова, председатель Профсоюза садоводов России, и Андрей Туманов, председатель общероссийской общественной организации "Садоводы России". Спасибо всем.

https://otr-online.ru

 
Prev Next

С-Петербург: Уроки игры на фортепиано дл…

С-Петербург: Уроки игры на фортепиано для взрослых и детей

Преподаватель фортепиано с большим музыкально-педагогическим стажем и опытом работы приглашает детей с 5-лет, школьников 1-11 классов и взрослых для обучения игре на фортепиано.

Read more

Курящие на балконе должны возмещать мора…

Курящие на балконе должны возмещать моральный вред соседям

Верховный суд РФ разрешил взыскивать моральный вред с курящих на балконе соседей в пользу других жильцов дома, которым мешает сигаретный дым.

Read more

Дышим полной грудью — открывают новый по…

Дышим полной грудью — открывают новый полигон отходов

Предыдущая неделя прошла в митингах: одни выступали против закрытия библиотеки, другие — за закрытие полигонов ТБО. Но за этим выплеском эмоций мы пропустили, пожалуй, самую главную назревающую проблему.

Read more

Манифест

Вопреки сложившемуся мнению, мы не имеем финансовых взаимоотношений с государственными структурами, партиями и общественными объединениями, взаимодействуя с ними лишь в рамках информационного сотрудничества. Мы не гонимся за репутацией "жёлтой прессы". Любой человек может высказывать своё мнение на нашем форуме и комментировать любую статью, при соблюдении правил сайта.

Важно

Мнение Редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Комментарии являются мнением авторов этих комментариев.

Предупреждение / Disclaimer: просматривая страницы этого ресурса, Вы автоматически соглашаетесь с Правилами сайта.

НЕ "ЗАБЫВАЙТЕ" СВОИХ ПИТОМЦЕВ НА ДАЧАХ!

Имейте совесть!

не забывай животных

Баннер
Баннер

Кадастровая стоимость земель в садоводствах

не бросайте животных на даче

Яндекс.Метрика

Пользователь

После регистрации становятся доступны все сервисы портала. (Форум, Комментарии и т.д.)

Информация из каталога:

  • Всего привязано к карте 2656 садоводств.