Вы здесь: Главная страница - Русский мир - Финляндия: между Востоком и Западом
Баннер

Финляндия: между Востоком и Западом

E-mail Печать PDF

kalevalaФинляндия - это этно-культурная и цивилизационная зона, которая относится одновременно к Скандинавии и к Балтийскому региону. Отсюда геополитическая двойственность этого региона. Финляндия - это фронтир на границе двух геополитических пространств: норманнской Скандинавии и особого культурного пространства Балтии, которое на разных исторических периодах структурировалось балтийскими этносами, немцами, позже евразийской Россией. С этнической точки зрения, Финляндия - часть огромного финно-угорского мира, простирающегося от Эстонии и Венгрии вглубь евразийского континента: большинство финно-угров проживает на территории России и много веков назад интегрировалось именно в русский культурный круг, став важнейшим компонентом этногенеза великороссов.
Финны, как и близкие им эсты и карелы на Востоке, относительно мирно уживались и с германцами и с русскими, прочно сохраняя свою особую идентичность, тесно сопряженную с уникальностью духовной традиции, особенностями культурного ландшафта и хозяйственной практики. Финны относятся к особому поясу Европы, где пролегает граница между Европой и Евразией.
Но границы культур качественно отличаются от границ между государствами: это не линии, а пояса, где смена идентичности происходит не резко, а постепенно, размыто, даже незаметно. Это и есть фронтир: граница не как линия, а как пояс. Если болгары и румыны суть такой фронтир на Юге, венгры, поляки и балты - в центре, то финны - на севере. Это совсем разные народы и культуры, но все они пограничны. В них есть что-то от Евразии (у болгар и поляков - славянство, у румын - Православие, у венгров и финнов - евразийские корни и родство с угро-финскими этносами России). Но что-то и от Европы - интенсивные контакты с западно-европейскими народами, долгие периоды вхождения в состав западно-европейских государств, католицизм у чехов, венгров, словаков и поляков, протестантизм - у финнов. Этим определяется вся история народов европейско-евразийского фронтира, и соответственно, история финнов.
Финны - народ с древней и чрезвычайно укорененной духовной традицией, уходящей корнями в древнейшие эпохи Евразии. Финский фольклор содержит в себе архаические мотивы, общие не только с древними славянами, но и с еще более древними этносами Евразии: тюрками, монголами и кочевыми иранскими племенами (скифов, сарматов и т. д.). Финская, тюркская, иранская, монгольская и славянская культуры составляют общую парадигму евразийско-туранской духовной ойкумены, качественно повлиявшей на идентичность всех этих народов, и отчасти сохраняющих свое влияние до настоящего времени.
Все эти культуры - туранского типа, хотя в них различаются не только этнические и лингвистические круги, но и кастовые предилекции: финно-угры - преимущественно охотники и собиратели, славяне - земледельцы, тюрки, монголы и кочевые иранцы - скотоводы и воины. Суперпозиция этих слоев давала многообразие туранских обществ: элита была воинской (тюркско-монгольской и скифо-сарматской к Востоку и германской к Западу), средний пласт - земледельческий, а на периферии в болотах, лесах и тундре обитали охотники-собиратели. Территория современной Финляндии - часть лесного, озерного, охотничьего мира древних финно-угров, охотников, рыболовов, собирателей.
Большинство финно-угорских народов не имели своих собственных государств, так как воинская элита, центральная для создания государства, чаще всего состояла из иных этнических групп. Единственное исключение - это финно-угорские воины Атиллы, потомками которых являются современные венгры: это пример финно-угризации (быть может, только на лингвистическом уровне) воинственных туранских кочевников-скотоводов. Финны же, напротив, типичные представители финно-угорской группы - мирный народ, занятый охотой и собирательством.
Финны с XII века оказались под влиянием германской Швеции, но имели большую степень автономии. Шведы в ходе Реформации приняли протестантизм и распространили его на финнов. Это обусловило процесс интеграции финнов в западно-европейский культурный круг, а также сказалось на определенной скандинавизации и германизации финнов. В конце XVI века они стали герцогством в составе Швеции и оставались в этом качестве вплоть до начала XIX века.
Здесь важно провести различие между Венгрией и Финляндией: эти два этнически близких народа финно-угорской группы имели принципиально разный этносоциологический статус: венгры были изначально военным сообществом, склонным к созданию политических форм (государств), финны - охотники и собиратели, тяготеющие к мирному труду и адаптации к тем политическим формам, которые им навязывали более активные и воинственные соседи, в частности, шведы. При этом финны упорно сохраняли свое своеобразие - язык, культуру, хозяйство, мифы, - и отстояли на всех этапах свою идентичность.
В XIX веке в ходе русско-шведской войн территории Финляндии перешли к Российской Империи. Здесь финны оказались в другом культурном круге - православном, евразийском, туранском. Российская Империя вплоть до конца XIX века, однако, не стремилась к русификации финнов, предоставляя им возможность жить в согласии со своими традициями, а финская интеллигенция имела возможность знакомиться с современными тенденциями в открытом и территориально близком финнам Санкт-Петербурге. В XX веке при поддержке России развивался финский язык, начались систематизированные усилия по собиранию мифологии и фольклора. Россия подготовила финнов к созданию собственной государственности, что и произошло в 1917 году при большевиках, когда Российская Империя распалась.
После обретения независимости в Финляндии возобладала прогерманская ориентация, берущая начало от бело-финнов. Германия видела в Финляндии антироссийский плацдарм. Но значительная часть финнов поддерживала и красно-финнов, которые выступали за союз с большевистской Россией. Это интересная деталь: бело-финны осмысляли финскую идентичность в западно-европейских терминах, ориентируясь на Скандинавию и Германию, красно-финны были ближе к евразийской ориентации, хотя и в особом идеологическом выражении. Граница проходила не только в умах и в идеологических предпочтениях, но и в географии: территория нынешней Финляндии - зона преобладания европейского вектора, Карелия, населенная практически тем же в этносом, - евразийского вектора.
В Великой Отечественной войне Финляндия выступила на стороне Гитлера, однако после ее завершения выбрала очень интересную позицию: она не сделала решающего шага в сторону СССР, но отказалась и от ускоренной интеграции в евро-атлантический блок. Это даже стало основой для особого политологического термина: «финляндизация». С геополитической точки зрения это значит: ни капиталистический атлантистский Запад, ни большевистский евразийский Восток. Баланс, равновесие, спокойствие и мягкий отказ от больших политический амбиций: разумный выбор древнего народа охотников и собирателей, тонко и глубинно вписывающихся в холодный и очаровательный северный ландшафт.
Финский опыт европейско-евразийского баланса представлял собой не только пример гармоничной и взвешенной организации фронтира, но и возможный образец для всей континентальной Европы, распятой между двумя сверхдержавами - США и СССР. Сама Европа подумывала в 60-е годы о «финляндизации», то есть от распространении финского опыта - «ни Восток, ни Запад» - на весь Старый Свет. Многие европейцы считали, что ядерная дуэль между англо-саксонским американоцентричным ультракапитализмом и советским коммунизмом - не их игра. Успехи же мирной и гармонично развивающейся северной Республики Урхо Кекконена давали пример того, что можно приобрести благодаря мудрой и мирной взвешенной политики «финляндизации». Сама Европа могла стать широким фронтиром. Но... этого не произошло. В конце 80-х годов СССР стал стремительно распадаться и в 1991 году рухнул.
Финляндия, утратив восточный противовес, вынужденно качнулась к Западу, то есть к бело-финнской идентичности. С этого начинается новая волна европеизации и атлантизации Финляндии: в 1995 Финляндия вступив Евросоюз, хотя в отношении НАТО страна по-прежнему сохраняла нейтралитет, продолжая быть все той же прежней мирной Финляндией, «финской Финляндией».
Что мы видим в современной Финляндии? Эта страна существенно сместилась к Западу. Отсюда следует, что политическая элита Хельсинки мыслит страну как северо-восточное продолжение евро-атлантического пространства, а следовательно, евразийская Россия мыслится «противником» и даже «врагом». Так, антироссийские мифы, искусственно воссозданная мстительность за период «имперского господства русских», вопросы о этническом воссоединении с Карелией и активная деятельность в направлении раздувания финно-угорского национализма внутри самой России становятся привычными для проамериканских стран фронтира расхожими клише. Таким методом фронтир превращается в санитарный кордон, призванный не плавно соединять Россию-Евразию с континентальной Европой, но быть камнем преткновения для своих западных и восточных соседей. Именно такую политику проводят и другие страны фронтира, чьи элиты ориентированы на Вашингтон: Польша, нынешняя Румыния, Украина после свержения Януковича. Перед мнимой российской угрозой раздаются все чаще призывы Финляндии вступить в НАТО. В целом западная составляющая финской идентичности претендует на эксклюзивность.
Но Финляндия - страна намного более сложная. И народ ее не может быть отнесен однозначно ни к европейскому Западу (скандинавскому или германскому), ни к русскому Востоку. Мудрость финнов состоит в балансе. Это ключ к финской идентичности, воспеваемой на разные лады в «Калевале»: если нечто подталкивает тебя вправо, сделай шаг влево. Это экологическая мудрость народа, который живет на земле очень долго и хочет жить еще как минимум столько же. Тот, кто жарко горит, быстро сгорает. Тот, кто увлекается одним, подвергается риску быть сломанным со стороны другого. Идея только одной половины финской идентичности - будь то западная (бело-финская) или восточная (евразийская, красно-финская) - противоречит сущности Финляндии как особого этно-культурного социально-политического образования. Истинная Финляндия обладает гипнотическим искусством превращать тину в оружие, а оружие - в тину (как Вейнемяйнен). В ее чародейной природе горячее остывает, а холодное, напротив, вскипает. Восток здесь превращается в Запад, а Запад в Восток. Это тайна финского фронтира, самого волшебного из всех возможных.
В этой парадигме стоит вопрос об идентичности финнов сегодня: слишком много Запада исказит филигранность финского баланса. Равно как и слишком много Востока. Но поскольку Востока как раз сегодня в Финляндии не достает, то русофильских тенденций, вполне родных и органичных для финского целого, в ней найти не так уж и просто.
Самое время сказать, что русские думают о Финляндии. Атлантистский мир и следующие за ним европейские проамериканские элиты традиционно изображают русских и особенно русских патриотов, и еще более резко - русских евразийцев, таких как я, империалистами, шовинистами, противниками малых культур, проводниками жесткой русификации. Даже если я не сказал ни единого слова о финнах или литовцах, вообще никакого - ни хорошего, ни плохого - меня политические элиты стран фронтира, следующие в фарватере глобализации, либерализма и США, обязательно представят как «злейшего врага финнов, литовцев, румын и т. д.»
Более того, этот ярлык будет приклеен даже в отношении тех народов, культурой которых я искренне и открыто восхищаюсь (например, я испытываю настоящий восторг в отношении румынской духовной, философской и эстетической традиции). Но все-таки, прекрасно понимания, что шансов быть услышанным по-настоящему у меня нет, я все же скажу: Россия относится к финнам очень спокойно, даже немного по-фински. Мы ничего не хотим от Финляндии, напротив, нам очень нравится эта страна. И она отлично существует вне России, поэтому совершенно не нуждается в том, чтобы ее «покорять», «оккупировать» или «подавлять».
При этом она может в принципе относиться к России, как хочет - по бело-фински, так по бело-фински, мы сами больше не коммунисты и вопрос с собственной историей у нас пока не решен. Но если финны решат вернуться к гармоничному нейтралитету, займут критическую дистанцию в отношении ультра-атлантистских русофобских западных сил и будут заботиться только о своем собственном благе, о своем народе, о своей культуре, о своей экологии и своей экономике, то Россия может стать твердым и надежным искренним другом Финляндии.
Россия сейчас возвращается в истории. Нам очень трудно. И тем ценнее всякий дружественный жест в нашу сторону. Трудно себе представить, как изменилось в России отношение к венграм после прихода к власти Орбана и партии Йоббик. Поняв, что Будапешт настроен дружественно, сердца русских политиков оттаяли. И это дорогого стоит. Но если Финляндия по-настоящему вспомнит о тех эпохах, когда мы жили вместе в одном обществе и в целом прекрасно друг друга понимали, а также если финны всерьез зададутся вопросом о своих евразийских корнях, о своих связях с финно-угорскими народами России - от Карелии до Мордовии и Удмуртии, то мы обнаружим столько общего - и духовно, и социально, и исторически, что наша дружба принесет колоссальные плоды и вам, и нам.
Москву не особенно пугает даже прозападная атлантистская Финляндия - неприятно, конечно, но пережить можно. Нейтральная Финляндия вообще была бы успехом и отличным партнером. Но евразийская, глубинная, дружественная Финляндия - это обещание новой, крепкой, настоящей дружбы, которая может все изменить к лучшему. Это важно для Москвы именно сейчас.
Нам очень трудно выдерживать яростные атаки США, которые не хотят прощаться со своей гибнущей гегемонией. Они в агонии, и пытаются свалить все это на нас. Сейчас самый лучший момент, чтобы Хельсинки сделал евразийский жест. Но нас устроит и нейтралитет. А так как между нашими странами и в XIX веке и во второй половине ХХ, и сейчас отношения все же были очень близкими и в целом хорошими, то не сильно мы обидимся и на холод и отчуждение. Вы - полностью суверенное состоявшееся государство, и внешняя политика есть ваше полное и законное право, на которое мы ни в коей степени не посягаем.

Александр Дугин

www.evrazia.org

 
Prev Next

Пережившим рак людям нужно почаще работа…

Пережившим рак людям нужно почаще работать в саду и огороде

Работа в саду помогает пережившим рак пациентам лучше питаться и укреплять самочувствие, как показало исследование.

Read more

Власти Нижнего: правовых оснований для п…

Власти Нижнего: правовых оснований для предоставления земли садоводам нет

Член правления садового некоммерческого товарищества «Ягодка» Ольга Садкова рассказала, что власти Нижнего Новгорода мешают им признать право собственности на землю, выделенную бесплатно советской властью в бессрочное пользование.

Read more

Когда сажать рассаду в 2018 году - кален…

Когда сажать рассаду в 2018 году - календарь посадки рассады

Работа в саду или огороде требует огромных затрат, как физических, так и духовных. Ведь необходимо не просто посадить растение, но и сделать это с душой и умом.

Read more

Манифест

Вопреки сложившемуся мнению, мы не имеем финансовых взаимоотношений с государственными структурами, партиями и общественными объединениями, взаимодействуя с ними лишь в рамках информационного сотрудничества. Мы не гонимся за репутацией "жёлтой прессы". Любой человек может высказывать своё мнение на нашем форуме и комментировать любую статью, при соблюдении правил сайта.

Важно

Мнение Редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Комментарии являются мнением авторов этих комментариев.

Предупреждение / Disclaimer: просматривая страницы этого ресурса, Вы автоматически соглашаетесь с Правилами сайта.

НЕ "ЗАБЫВАЙТЕ" СВОИХ ПИТОМЦЕВ НА ДАЧАХ!

Имейте совесть!

не забывай животных

Баннер
Баннер

Кадастровая стоимость земель в садоводствах


Яндекс.Метрика

Пользователь

После регистрации становятся доступны все сервисы портала. (Форум, Комментарии и т.д.)

Информация из каталога:

  • Всего привязано к карте 2658 садоводств.